Артпроект - Главная
о фондепроектыжурналыиздательствоконтакты
Русская версияEnglish version

 Артпроцесс

 
14.05.2013

«Арт-базель»-2013

Европейское лето традиционно наполнено художественными событиями. В июне все внимание устремляется в Швейцарию, где в 44-й раз прошла ярмарка «Арт-Базель», в этом году снова доказавшая, что она по праву продолжает оставаться ведущим игроком мирового арт-рынка.

«Каждый год на «Арт-Базеле» по-новому осмысливается взаимодействие искусства, художника и живой человеческой среды, там инициируются неожиданные кураторские проекты. Так, четыре года назад было создано направление «Art Parcourse», когда искусство шагнуло на улицы города в виде арт-объектов и перформанса. Эта отчасти карнавальная, истинно базельская традиция, которую в свое время подхватил Жан Тингели (в чьем музее в эти дни также проходили выставки в рамках ярмарки), продолжает успешно развиваться. В нанешнем году куратором впервые стала Флоренс Дерье, директор «FRAC Champagne-Ardenne», а ее проект развернулся в одном из районов Базеля — Клингентале, где были представлены семнадцать крупномасштабных экспозиций Марины Абрамович, Марка Бауэра, Тома Бурра и других ведущих художников. В рамках этой идеи состоялось также открытие Parcours Night, представляющее синтез пластических выступлений, перформанса, видеоарта и кинопоказа. Программа начиналась в вечернее время, предполагала бесплатный вход и длилась всю ночь. Выбор куратора не случаен: Флоренс Дерье уже много лет занимается не только организацией выставок современного искусства, но и придумывает проекты, призванные напрямую связать художников с их зрителем. Это движение навстречу аудитории, подчас неискушенной, но потенциально готовой без посредничества профессионалов заинтересоваться посланием художника, с каждым годом все внимательнее отрабатывается на «Арт-Базеле».

Традицию связанности города и арт-форума поддерживают и ведущие художественные музеи Базеля, предлагая в рамках программы специально подготовленные выставки. Одной из самых ярких стала ретроспектива Макса Эрнста и экспозиция работ Маурицио Каттелана, представленная Фондом Бейлера. Кунстмузеум (Kunstmuseum) показывал «The Picassos are Here!» — обширнейшую выставку работ Пабло Пикассо, собранных из музеев города и частных коллекций. Музей дизайна «Витра» (Vitra Design Museum) организовал ретроспективный показ работ американского архитектора Луиса Кана. В Музее Тингели состоялись две выставки: кинетических объектов Жана Тингели и работ литовского художника Зелвинаса Кемпинаса. Однако «Арт-Базель» — это прежде всего сигнификатор коммерческой востребованности искусства. В секторе главных игроков — галерей («Galleries»), часто определяющем тенденции продаж на арт-рынке весь последующий год, приняло участие 238 галерей, многие из которых стали здесь успешными дебютантами. (Так, Alison Jacques Gallery, Galerie Guido W. Baudach, Galerie Jocelyn Wolf and McCaffrey прежде участвовали в секторе для начинающих — Statements). Это еще раз доказывает эффективность такого разделения, когда галеристы и независимые художники с сольными проектами получают возможность узнавания и продвижения.

Что же можно назвать одной из определяющих тенденций в главном секторе арт-продаж? Очевидно, возвращение интереса к абстрактному искусству. Галерея «Helly Nahmad» (Нью-Йорк) экспонировала пионеров абстракционизма Василия Кандинского, Альберто Бурри, Марка Ротко, Жоана Миро. «Richard L. Feigen&Co» представляла абстрактный импрессионизм Макса Эрнста, сразу несколько галерей показывали сюрреалистический абстракционизм Жоана Миро. Отдельно и довольно внушительно были выставлены и современные абстракционисты. «Абстрактное искусство определенно доминирует», — считает Лиса Cпелман, основатель нью-йоркской галереи «303 Gallery», на стенде которой в эти дни продавалось современное нефигуративное искусство, цены на которое доходили до 250 тысяч долларов. Особенно успешны оказались работы 2013 года Якоба Кассея, художника, с которым галерея сотрудничает совсем недавно, и керамика Ника Мяуса.

«В 1960 году Эд Рейнхарт произнес знаменитую фразу о том, что его «черные» абстракции ознаменовали конец всего внеэстетического в искусстве и начало эры “искусства как искусстваˮ, но, как мы видим, абстрактные формы и сегодня оставляют нам богатую возможность для новых художественных поисков и осмысления реальности, — утверждает Роберт Сторр, декан Школы искусств Йельского университета. — И поскольку к животворному источнику абстракции приникают и современные авторы, можно сказать, что это искусство, которое уже отметило столетний юбилей, на сто лет помолодело». «Нас кругом атакуют прямые визуальные послания, навязанные во многом рекламой и маркетологами, и эти полотна, выводя нас в поле абстрактного, предлагают дистанцироваться от давления социальной среды, окунуться в поток собственного воображения», — утверждает Флавио дель Монте, представитель галереи «Massimo De Carlo».

Но удается ли современным художникам найти формы, которые бы сумели отразить наше время? «Проблема в том, что у многих художников-абстракционистов бывают порой необыкновенно чувственные, живописные работы, но они не привносят ничего нового. Все это уже было сказано прежде, и авторам не удается полноценно войти в диалог со своими великими предшественниками», — полагает Лиза Шифф, независимый арт-консультант из Нью-Йорка. Она признает, что ей удается находить исключения — «тех, кому внутреннее зрение позволяет двигаться очевидно отдельным, независимым путем». Одним из них Лиза называет американского художника Гарта Вейзера, чья работа «Sedaka» (2013) была продана частному американскому коллекционеру за 55 тысяч долларов уже в первые часы работы ярмарки. Лиза Шифф подчеркивает, что сегодняшние художники пытаются соединить идею и невероятные прежде возможности технологий. «К новой, заветной форме, поиск которой завещан предшественниками, они пытаются приблизиться уже с помощью иных материалов, то есть буквально оперируя живым инструментом нового времени. Часто это дигитальные технологии и компьютерные алгоритмы», — говорит она.

Для части молодых художников абстракция стала способом ретроспективного взгляда, помогающего осмыслить и обрести точку настоящего. Так двадцатидевятилетний Пол Фягерскйольд в монохромной работе «Без названия/ (Желтое)» («Untitled/ Yellow») , где оживают реминисценции одновременно и из Джексона Поллока, и пуантилистов, использует распылители краски. Автор называет свою композицию примером преклонения перед великими предшественниками (работа была продана галереей «Nordenhake» частному музею в Германии). Эксперты утверждают, что абстракция сегодня востребована рынком, в то время как в предшествующие годы господствовали главным образом нарочито парадные работы, смысл которых лежал на поверхности и часто носил лишь декоративный характер. При этом галеристы не скрывают, что многие начинающие покупатели по-прежнему инвестируют в абстрактные работы как в востребованный тренд, который к тому же удачно впишется в их интерьер. «Но даже если неискушенный глаз рассматривает абстракцию лишь как декоративное искусство, кто сказал, что декоративное искусство не серьезно? — полемизирует Роберт Сторр. — И где граница, четко отделяющая одно от другого? В конце концов, разве Мондриан не привлекателен для глаза?!»

В секторе «Art Unlimited» («Искусство без ограничений»), где с 2000 года традиционно представляются масштабные художественные объекты и видеоарт, интересно появление еще одной, довольно неожиданной тенденции. Речь идет о работах, порой с публицистической откровенностью отражающих самые кровоточащие проблемы — в буквальном смысле войны и мира, их зыбкой дихотомии. Такие работы, напрямую связанные с тяжелыми политическими вопросами, которые сегодня становятся остро актуальными в жизни обычных людей, прежде представляли интерес лишь для выставок и биеннале, априори не связанных с коммерческими интересами участников. Вывести их в поле не только экспериментального, но и потенциально продаваемого искусства оказалось к тому же весьма смелым кураторским шагом. Между тем зрители готовы были стоять в очереди, чтобы увидеть работу «The Sound of Silence» («Звуки тишины») чилийского художника Альфредо Яара, построенную на парафразах работ фотожурналиста Кевина Картера, чьи снимки умирающего от голода в Суданской пустыни ребенка принесли ему в 1994 году Пулитцеровскую премию. «The Shadow World» - 2013 («Мир в тени») — фильм Джоана Гримонпреза — история торговцев оружием глазами военного корреспондента. «Художники никогда не стояли в стороне от горячих политических проблем, — утверждает Катерина Грегос, куратор «Newtopia: the State of Human Rights», выставки, организованной в Брюсселе в прошлом году. — Ведь это люди, сквозь себя пропускающие электрический ток времени, а значит, они «инстинктивно» не могут быть морально пассивны. Особенно это актуально в наши дни, когда окружающая нас реальность так ненадежна, в ней так исчезающе мало точек опоры». Лиза Эссерс, директор галереи «Goodman» (Кейптаун и Йоханнесбург), представляющей в Базеле работы Яара, считает, что социальный маятник качнулся в сторону идеалов 1960-х: «Это реакция на роскошно-расслабленное, немного пародийное или ироничное, но в целом, все-таки очень спокойное искусство предшествующих декад. Его яркие представители — Такаши Мураками, Дэмиен Херст и Энди Уорхол — доминировали на «Арт-Базеле» последние пятнадцать лет. Однако сегодня искусство, отражающее время, наполненное болью, прорастает и укрепляется, обозначая новую художественную тенденцию».

Альфред Пакмо, директор Национального музея современного искусства в Париже, отмечает возросший интерес к художникам из «конфликтных зон», прежде всего Азии и Ближнего Востока. «Наш музей сейчас в переговорном процессе относительно покупки диптиха Кадера Аттия «The Repair» («Восстановление», 2012), — работы, состоящей из восьмидесяти слайдов, на которых изуродованные лица солдат Второй мировой войны перекликаются в страшном смысловом кольце с артефактами современной Африки». Пакмо также отмечает, что работы Аттия и других современных художников показывают: эра сверкающего, ложного благополучия не может более продолжаться. «Искусство, по крайней мере его авангардное крыло, вглядывается в лицо времени, — говорит он. — Эти работы буквально кровоточат, они неуютны для глаза, но и вместе с тем наполнены действительно важным для нашего существования смыслом».

Однако может ли искусство этого ряда иметь не только художественный, но и коммерческий потенциал и насколько смелая инициатива «Арт-Базеля» имела практическое продолжение — вопрос дискуссионный. Многие эксперты отмечают, что большинство частных коллекционеров предпочитают более спокойное, лишенное обнаженного нерва фигуративное искусство. Коллекционер, представлявший одну из стран Ближнего Востока и пожелавший остаться неизвестным, в разговоре с нами отметил, что эти вещи близки ему и он готов вкладывать в них, потому что «сам ребенок войны». Он также отметил, что его коллеги с большой вероятностью не сочтут для себя такие приобретения возможными. И эти вещи будет представлять интерес скорее для музейных институций. Наш собеседник также признался, что некоторые работы могут настолько потрясать, что он предпочел бы передать их в дар музейному фонду: «И это был бы для них наиболее органичный дом».

Вместе с тем Лиза Эссерс отмечает, что можно наблюдать пусть пока небольшой, но неуклонно растущий интерес независимых собирателей. Ее галерея занимается продвижением художников, напрямую, порой гиперреалистично исследующих социальный и исторический контекст. Так видеоработа Яара («Embrace»), обращающаяся к теме геноцида в Руанде, была продана независимому французскому коллекционеру за 36 тысяч долларов. Представитель галереи «Thomas Dane», также экспонирующей несколько крупных работ с политическим подтекстом, рассказал, что инсталляция Стива Маккуина «Дерево линчевания» («Lynching Tree», 2013) отсылающая к нью-орлеанскому дереву, использовавшемуся как виселица для рабов, была продана коллекционеру из Бейрута.

Хотя большинство отобранных для «Unlimited» работ и не содержали парафраза реальных событий, онтология уничтожения, неизбежность исчезновения и прощания, явно определяла весь выбранный кураторами художественный ряд.

«Purification Room» («Очистительная комната») Чен Щена — композиция, где собраны предметы в натуральную величину: стол, кресла, тележка из супермаркета, посуда, спецовка, компьютер, провода, велосипед, книги и много других вещей, окружающих человека, застывших в плотном слое пыли и глины. Автор именует свою работу (название которой — перифраз библейского чистилища)  монохромной могилой, в которую превращается наше существование, и археологической находкой, поднятой из небытия. По аналогии с тем, как экспонируются археологические объекты прошлого, художник предлагает зрителю посмотреть на себя ретроспективно, осознавая, что вечными останутся лишь пыль и земля.

В работе Тихару Сиота «In Silence» («В тишине») предстает сгоревшая комната — освежеванные огнем стулья и фортепьяно. Инсталляция стала отражением детского воспоминания художника, видевшего пожар соседского дома, сгоревшего дотла . Сквозь путаницу веревок зритель вслед за художником всматривается в этот темный морок, не исчезающую комнату-сон, которая у каждого своя.

«Wild Talents» («Странные таланты») — еще одна заметная работа Сьюзан Хиллер. На большом экране демонстрируется видеоколлаж о детях с телекинетическими способностями, от взгляда которых закипает вода, сотрясается твердь, рушатся здания. Дети предчувствуют момент смерти и разрушения, и параллельно на экране домашнего телевизора разворачивается документальная история о видении Девы Марии молодым югославским паломником. Так с помощью ассоциаций, связанных с изображениями и звуками, художник исследует в природу объединяющих нас страхов и веры.

В пространстве «Unlimited» отчетливо читается одно художественное послание: «нечто» в одночасье по неизвестному сигналу легко превращающее все в «ничто» —всегда рядом, готовое поглотить все наши живые и теплые человеческие постройки, все то, что мы так ярко, до сердцебиения, из детства видим в своем предчувствии жизни. Но только в этом всегда близком и пугающем соседстве мы явственнее ощущаем праздничность ежедневного существования.

Материал опубликован в журнале «Декоративное искусство» #5/416

Текст: Сабина Сафарова-Вайесмюллер

Фото предоставлены автором

Место: Базель, Швейцария

На изображениях: Тадаси Кавамата «Камаргский проект», дерево, краски, 2013г. Чен Щен «Очистительная комната», инсталляция, 2013г. Тихару Сиота «В тишине», инсталляция, 2013г.

Комментарии

 

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если Вы еще не зарегистрированы.

 
  
       
События
Критика
Проекты
Книжная полка
КультМедиа
Мастерская художника
Арт Трэвел
 

Artproject. г. Москва, ул. Крымский Вал д.8 стр 2 тел.: +7 499 230 37 39
© Copyright 2009-2016 Материалы и фотографии разрешается использовать только со ссылкой наwww.fondartproject.ru

follow artproject on:

Разработка сайта www.krable.com