Артпроект - Главная
о фондепроектыжурналыиздательствоконтакты
Русская версияEnglish version

 Артпроцесс

 
19.07.2012

Без произведений искусства

«Забыть о страхе!» - VII Берлинская биеннале.

VII Берлинская биеннале, проходившая с 27 апреля по 1 июля, по количеству негативной критики, похоже, побила все рекорды. Во-первых, до такой степени неприкрыто и претенциозно политически ангажированной биеннале Берлин, как и все современное искусство, еще не видели. Во-вторых, столь декларативный отказ от автономии искусства, сказывающийся в упразднении границ между искусством и политикой, неразличимости художественного приема и прямого политического действия, смущал и даже более того вызывал насмешки как со стороны социальных активистов, так и со стороны отлаженной художественной системы. В-третьих, биеннале современного искусства без произведений искусства, ну или почти без таковых, место которых заняла разрозненная мозаика атрибутов протестных движений, – не могла не вызвать недоумения. Как прикажете реагировать критику, да и зрителю, пришедшему приобщиться, пусть к современному, но все же искусству, на то, что первый этаж Кunst-Werke (центральной выставочной площадки биеннале) заняли различные движения Occupy, ежедневно проводившие ассамблеи на различные активистские темы, в которых мог принять участие любой желающий?

Что здесь прикажете воспринимать в качестве искусства – саму ассамблею или же заполнившие пространство предметы быта, прихотливо выстраивающиеся в инсталляции, или палатку, в которой в дни биеннале проживали испанские «индигнадос»? Или другой пример – девятиметровый, весом почти в тонну, стальной ключ – «Ключ возврата», выкованный в 2008 году беженцами из палестинского лагеря Аида. С одной стороны этот гигантский ключ – материальное воплощение драматургически наполненной истории: вынужденные покинуть свои дома в конце 1940-х годов палестинцы захватили с собой входные ключи, которые на протяжении более шести десятков лет передавали из поколения в поколение как символ утраченной родины и одновременно – возможного ее возвращения. Но с другой – эта выкованная в железе реальная боль целого народа кажется чем-то инородным, неуместным рядом с уличным кафе во дворе КW.

Когда два года назад польскому художнику и арт-директору журнала «Политическая критика» Артуру Жмиевски, известному своей радикальностью, игнорированием норм политической корректности и нетерпимостью по отношению к лицемерию системы современного искусства,  было предложено курировать Берлинскую биеннале нечто подобное можно было предвидеть. Ведь Жмиевски еще несколько лет назад в программной статье «Прикладные социальные искусства» очень отчетливо проговорил свое творческое кредо, попытавшись ответить на вопросы: «Способно ли современное искусство оказывать мало-мальски ощутимое влияние на общество? Можно ли разглядеть и оценить результаты работы художника? Имеет ли искусство политическую миссию, помимо роли мальчика для битья у популистов всех мастей? Возможен ли диалог с искусством, имеет ли он смысл? А главное, почему вопросы подобного рода часто воспринимаются как угроза сокровенной сути искусства?». Сам Жмиевски явно не боится разрушить эту самую сокровенную суть в попытке вернуть искусству утраченную им роль «активного агента создания социального и политического пространства». Поэтому не случайно в качестве девиза биеннале звучит: «Забудь о страхе».

Первое что сделал Артур Жмиевски на посту куратора – объявил Open Call, призвав художников присылать на биеннале досье с работами, обязательно указывая свои политические убеждения. Далее путем отбора и систематизации полученных заявок на основе технологии вики-сайтов была открыта в свободном доступе информационно-справочная база ArtWiki. Одну из комнат Кunst-Werke подобно географической карте украшала эффектная схема, удельного веса различных политических поветрий внутри художественного сообщества.

Увы, для подавляющего числа художников этим участие в Берлинской биеннале и ограничилось. Из чего можно сделать вывод – политические убеждения автора крайне редко напрямую отражаются в его работах. Что, по мнению Артура Жмиевского, и мешает искусству выступать реальным игроком на социально-политической арене. Сам Жмиевски не разделяет такие понятия как эстетика сопротивления и эстетизация политики, потому что политики уже давно переняли предложенные в свое время искусством субверсивные стратегии, и язык перформанса им не чужд. И искусство и политика постоянно совершают трансгрессивные жесты, апроприируя находки друг друга. И художники, и политики используют «чужие» репрезентации в своей деятельности. Потому-то для Жмиевского абсолютно нормально впустить в выставочное пространство, нарушая его табу, настоящих социальных активистов. Occupy биеннале, или биеннале Occupy – это уже второй вопрос. В конечном итоге они оказываются в плену друг у друга. Но не Жмиевский упразднил границу – сама реальность ее упразднила. И это действительно настоящая угроза все более бюрократизирующейся системе искусства. Ибо непонятны критерии по которым судить и оценивать. Да и как возможно в настоящем однозначно оценить процесс, окончание которого может быть лишь в необозримом будущем? Достаточно ли к нему применить лишь эстетическое или концептуальное измерение, приплюсовав к жесту определение «художественный»?

За редким исключением, работы, представленные на нынешней биеннале, довольно прямолинейны, предельно понятны и однозначны в своей политической направленности. Иными словами не грешат интеллектуализмом, что у рефери современного искусства считается серьезным недостатком. Но не в шкале оценок Артура Жмиевского. Ибо по его убеждению, если современные художники действительно хотят влиять на политические процессы, то они должны «говорить» на ясном и понятном языке для людей, не читавших Делеза и Жижека. Двойственность, мерцание смысла, множественность интерпретаций не в фаворе у Жмиевского. Что вполне логично, учитывая его гражданскую и художническую позицию. Логично также и то, что подобное протестное политическое искусство должно в большей мере отдаваться на суд не профессионалам, а обычным людям, и не только практически участвующим в сопротивлении, и, следовательно, придерживающихся тех же взглядов, но и их оппонентов. А чем это грозит активисту, отказавшемуся от охранной грамоты системы искусства, мы имеем в настоящее время возможность наблюдать на примере групп «Война» и «Pussy Riot».

Эксперимент по размещению живого реального протеста под сенью искусства многим не показался убедительным. Однако такая инъекция реальности современному критическому искусству определенно не помешает.

 

Лия Адашевская

Фото Ирина Сосновская


Читайте материал в журнале "Диалог искусств" №4, 2012

Комментарии

 

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если Вы еще не зарегистрированы.

 
  
       
События
Критика
Проекты
Книжная полка
КультМедиа
Мастерская художника
Арт Трэвел
 

Artproject. г. Москва, ул. Крымский Вал д.8 стр 2 тел.: +7 499 230 37 39
© Copyright 2009-2016 Материалы и фотографии разрешается использовать только со ссылкой наwww.fondartproject.ru

follow artproject on:

Разработка сайта www.krable.com