Артпроект - Главная
о фондепроектыжурналыиздательствоконтакты
Русская версияEnglish version

 Артпроцесс

 
12.05.2014

Искусство и символика шебеке

Искусство шебеке уникально, и его живая традиция сохранилась только в Азербайджане

Шебеке — это декоративная плоскость, собранная из множества резных деревянных элементов и укрепленных между ними кусочков цветного стекла без помощи клея или гвоздей. Размеры поверхности шебеке могут колебаться от нескольких квадратных сантиметров до нескольких квадратных метров, в зависимости от функционального назначения предметов, созданных мастерами этого вида искусства. Такими предметами являются окно, дверь, ширма, беседка, светильник, сундук, шкаф, а также декоративные панно на фасадах зданий, веранды, лестничные перила. Узоры шебеке символизируют Солнце, энергию жизни, вечное течение времени и бесконечность Вселенной. Самыми распространенные композиции шебеке — многолучевые звезды правильной геометрической формы. Основой художественного образа в шебеке служит солнечный свет, проникающий сквозь цветное стекло и сетку контуров геометрических фигур.

Из твердых пород дерева – самшита, ореха, бука, дуба мастер сначала изготавливает стандартные детали различной формы, а потом по готовому рисунку монтирует узоры. Желаемая форма шебеке достигается лишь вдеванием друг в друга мелких алатов — деревянных деталей с выступом и впадиной, между которыми устанавливаются кусочки цветного стекла. В этом декоративном способе резания-вдевания и заключается главный секрет искусства шебеке. Слово «шебеке» означает «сетка» или «решетка». При сборке такой решетки мастер не может допустить даже малейшей погрешности. Сетка орнаментов шебеке — очень жесткая и одновременно хрупкая структура. Народные умельцы XVII–XVIII веков использовали в своих композициях цветные стекла толщиной всего один миллиметр. Нашим современникам не удается достичь этого уровня: их материал — стекло толщиной около трех миллиметров.

Искусство шебеке уникально, и его живая традиция сохранилась только в Азербайджане. Часто его сравнивают с европейским витражом, а иногда между ними даже ставят знак равенства. Они действительно имеют некоторые общие черты. Основным материалом в этих видах искусства служит цветное стекло, поэтому одинаково и главное средство художественной выразительности: свет, струящийся сквозь цветное стекло. Но у шебеке и витража различный изобразительный язык. Иногда проводят аналогии между шебеке и некоторыми видами прикладного творчества Центральной Азии. Как известно, в Узбекистане, Таджикистане и других центральноазиатских странах существует традиция изготовления панджара (решетки), родственной искусству шебеке. Однако панджара — это узорная решетка из ганча или дерева, редко из металла, в которой, в отличие от шебеке, не применяется цветное стекло. Поэтому ставить знак равенства между шебеке и панджара было бы неверно. То же относится и к мушарабия — аналогичной традиции в арабских странах.

Шебеке — городской вид художественного ремесла. Регионами распространения искусства и символики шебеке стали исторические города Азербайджана — Шеки, Шуша, Ордубад, Баку, а также город Дербент на территории Российской Федерации, где компактно проживают азербайджанцы. Искусство и символика шебеке представляют собой единую художественную традицию азербайджанского народа, имеющую, однако, незначительные региональные отличия. Так, в плане технологии изготовления отличаются шебеке Ордубада, где для скрепления деревянных элементов иногда применяются мелкие гвозди. В области визуального языка особняком стоят некоторые композиции Шуши: здесь оконные шебеке дома Зохраббековых характеризуются простотой геометрических форм и аскетичностью цветового решения. В записках путешественников, посещавших Шушу после ее вхождения в состав России, неоднократно указывалось, что большие шушинские дома отличались от домов других кавказских городов своим благоустройством и витражными окнами шебеке [1]. Великолепным подтверждением этому служат зарисовки художника В. Верещагина. Как видно из его рисунков, резные окна шебеке от потолка до пола заменяли стену комнаты или часть ее, в зависимости от планировки помещений.

Носителями искусства и символики шебеке являются народные мастера. Среди них можно назвать Мехти Мехтиева из Нахчывана (XIX век), Абузара Бадалова из Шахбуза (XVIII–XIX века), Аббаса Гулу из Шеки (XIX век). Непосредственным транслятором этого искусства, донесшим живую традицию шебеке до XX века, был заслуженный деятель искусств Азербайджана Абдулгусейн Бабаев (1877–1961). В 1939 году он выполнил окна и потолок павильона Азербайджана на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве. После его смерти традиция шебеке пресекается.

Итак, к середине XX века искусство шебеке оказалось под угрозой исчезновения. На тот момент более половины композиций во Дворце шекинских ханов — шедевра искусства шебеке — были безвозвратно утеряны. Для их реставрации требовалось восстановление технологии шебеке, а также утерянных рецептов природных красителей для стекол шебеке. Эта работа начиналась в специальной лаборатории научно-производственной мастерской Министерства культуры Азербайджана под руководством профессора Ниязи Рзаева и продолжалась около семи лет.

Возобновление шебеке связано с именем Ашрафа Расулова (1928–1997), более известного как уста (мастер) Ашраф. Из нескольких народных мастеров прикладного искусства, проходивших подготовку в лаборатории, только Ашрафу Расулову удалось в полной мере обрести навыки искусства шебеке. По свидетельству А. Расулова, освоив процесс изготовления шебеке, он стал отдавать предпочтение двум породам дерева — буку и чинаре. А вот секрет старого стекла полностью раскрыть так и не удалось: до сих пор остался неизвестным рецепт красного цвета.

Пик творчества усты Ашрафа приходится на 1970–1980-е годы, когда он создает композиции в интерьерах и на фасадах ряда жилых и общественных зданий, в том числе ресторана «Баку» в Москве. В 1970-е годы мастер реставрирует шебеке в Дербенте (Россия), Хачмасе, Баку для Музея литературы имени Низами, а потом создает композиции для Санкт-Петербургского этнографического и Британского музеев. Но еще на рубеже 1950–1960-х годов им впервые были выполнены реставрационные работы Дворца шекинских ханов — выдающегося памятника архитектуры Азербайджана, в интерьерах которого представлены почти все классические типы композиций шебеке.

Именно узоры дворца, созданного в 1762 году, донесли до нас живую традицию шебеке и ее визуальный язык. Декор интерьера дворца характеризуется органичным синтезом трех элементов: ажурными композициями шебеке, стенными росписями, а также резными деревянными элементами плафона первого этажа. Растительный и геометрический орнамент, а также сюжетные росписи занимают все плоскости стен и потолков интерьера.

В центральном зале первого и второго этажей, а также в двух боковых помещениях верхнего этажа южные стены заменены резными окнами шебеке. Здесь цветные стекла шебеке в преобладающем большинстве образуют рисунок многолучевых звезд, заключенных в центр больших многоугольников, соединенных с соседними такими же повторяющимися фигурами посредством радиальных линий, исходящих из центра звезд и вершин их лучей.

Самое удивительное в узорах шебеке Дворца шекинских ханов — их соответствие нескольким фигурам сакральной (священной) геометрии. Сакральная геометрия — это «морфогенная структура, лежащая в основе самой реальности». «Сакральная геометрия имеет одну особенность — она безупречна. В ней не происходит сбоев. Она будет проявлять себя, пока не завершится сотворение Вселенной» [2]. Фигуры сакральной геометрии — так называемый рыбий пузырь, дерево жизни, яйцо жизни, пирамида, октаэдр, восьмиконечная звезда и некоторые другие — связаны между собой определенным механизмом взаимной трансформации.

Второй ярус центральной части шебеке второго этажа дворца представляет собой повторяющееся изображение яйца жизни. Это кристаллическая решетка в виде правильного шестиугольника с выделенным центром. Первый ярус и шебеке первого этажа содержат несколько видоизмененное изображение другой фигуры сакральной геометрии — дерева жизни. Дело в том, что изначально эта фигура изображается в виде вытянутого шестиугольника, внутри которого вписана атомарная структура из десяти элементов. Четыре из них не совпадают с углами фигуры. Чтобы передать геометрию дерева жизни визуальным языком шебеке, мастера XVIII века представили его в виде вертикально вытянутого двенадцатиугольника, внутри которого помещена композиция из четырех ромбов. Дворец — целостный художественный и символический организм. То, что обсуждаемый узор шебеке символизирует именно дерево жизни, подтверждают расположенные на стенах фасада между оконными проемами геральдические композиции, где фигуры двух павлинов предстоят дереву жизни.

В 2002–2004 годах шебеке Дворца шекинских ханов вновь реставрируются, но теперь уже эти работы проводит сын усты Ашрафа, Тофик Расулов, который овладел секретами мастерства под руководством отца и самостоятельно занимается искусством шебеке с 1978 года. Здесь им выполнены свыше десятка композиций самой высокой сложности, в которых количество сборных элементов из дерева и цветного стекла составляет от 5 до 14 тысяч на один квадратный метр. Все они в точности воспроизводят оригинал – пропускающие радужный свет оконные шебеке, созданные азербайджанскими народными мастерами более двух веков назад.

Главным центром шебеке был и продолжает оставаться город Шеки, где эта традиция представлена в наиболее чистом, классическом виде. Тут сосредоточены шедевры этого вида искусства, относящиеся к XVIII–XIX столетиям, отсюда же традиция шебеке получила второе дыхание после ее восстановления в середине XX века. Вокруг фигуры усты Ашрафа, а затем Т. Расулова в Шеки сложилась современная школа шебеке. Среди мастеров, активно работающих сегодня, надо назвать Султана Исмайлова (Шеки), Гусейна Мустафазаде (Шеки), Джабира Джаббарова (Ордубад), Рафика Аллахвердиева (Шуша), а также мастера Ровшана из Сальян. Этими мастерами создан ряд интересных произведений и выполнены некоторые реставрационные работы композиций прошлого. Прежде всего надо отметить реставрацию в 2001 году мастером Джабиром Джаббаровым оконных шебеке мечетей Джума и Амбарас (XVII–XVIII века) в Ордубаде. Довольно часто мастера шебеке привлекаются проектировщиками для решения задач дизайна современных общественных зданий, как это сделал в 2007 году архитектор Бабек Шамилов. Оформление спроектированного им ресторана «Баку» в Санкт-Петербурге с использованием композиций шебеке выполнено мастером Ровшаном из Сальян. Узоры шебеке украсили интерьер и экстерьер бани «Тезе бей» в Баку, это совместная работа шекинских мастеров С. Исмайлова и Т. Расулова.

Доступ к знаниям и навыкам традиции шебеке всегда был и продолжает оставаться открытым. Искусство шебеке представляет собой комплекс различных видов деятельности, знаний и навыков, среди которых мифология, философия, геральдика, этнография, орнамент, геометрия, черчение, колористика, резьба по дереву, дизайн, архитектура. Но знания и навыки искусства и символики шебеке никем не сформулированы, что до сих пор создает возможность неоднозначной трактовки содержания данной традиции. Сущность традиции шебеке существуют в умах мастеров этого вида искусства и его немногочисленных исследователей. Поэтому искусство шебеке передается от мастера ученику, а также от отца к сыну. Интересно, что мастерами шебеке всегда были и продолжают оставаться только мужчины, так как это искусство связано с тяжелым физическим трудом. Поучительна история, рассказанная мастером А. Расуловым в интервью журналу «Вокруг света»: «Попросили меня как-то научить ремеслу столяра из Дербента, чтобы он шебеке во дворце в городе реставрировать смог. Приехал, посмотрел на мою работу, махнул рукой — и домой. Это, говорит, дело адское, немыслимое» [3].

Показательный пример преемственности — уже упомянутая династия мастеров шебеке Расуловых, самым молодой представитель которой – Ильгар Расулов (род. 1990). Сегодня его отец Тофик Расулов (род. 1961) — ведущий мастер этого вида традиционного ремесла, неразрывно связанного с архитектурой. Творчество Т. Расулова приобретает широкую известность уже в 1980-е годы. В 1985-м он становится лауреатом Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве, проводятся его персональные выставки в Аддис-Абебе (1986, Эфиопия), Москве (1988) и Баку (1996, Азербайджан). В 2006 году он участвовал в очередной выставке мастеров народного искусства, проводившейся Организацией стран — участниц исламской конференции (ОИК) в Эр-Риаде (Саудовская Аравия), где был удостоен диплома II степени. В октябре 2008 года произведения художника экспонировались на выставке в Тунисе, проводившейся в рамках Международного конгресса «Применение традиционных ремесел в архитектурных проектах», также организованного ОИК.

Опыт реставрации Дворца шекинских ханов дал Тофику мощный творческий импульс. Он и раньше виртуозно владел техникой шебеке, но теперь у него стала чувствоваться непоколебимая уверенность в том, что создаваемые им композиции могут врасти в любую плоскость, и это получается само собой, а могут быть совершенно автономны. Мастер словно не задумывается, какой предмет создает. Вот, например, то ли четырехстворчатая ширма для интерьера, то ли четыре оконных шебеке. Вертикальная композиция каждой створки состоит из пяти гелей. Любой из них представляет собой упакованные друг в друга фигуры: вписанную в лазурно-голубой круг красную восьмиконечную звезду и вырастающие за пределы круга четыре синие трапеции. В результате возникает очертание солнечного креста.

Звезды, круги и трапеции организуют также плоскость изящной, ажурной композиции, где гели секкиз чередуются с большими в диаметре гелями он ики. При этом роль несущей конструкции визуально выполняют гели секкиз, соединенные между собой продолговатым элементом, составленным из двух поставленных на вершину трапеций. Гели секкиз, имеющие восьмичастную структуру, а еще точнее, композиции гельбендлик, являются излюбленными узорами в творчестве Т. Расулова.

Слово «гель» переводится как «озеро», «пруд», но в данном контексте означает «медальон». Гели представляют собой широко распространенные в декоративно-прикладном искусстве, особенно в ковроделии, элементы узора, подразделяются на четыре группы: круглые, продолговатые, квадратные и гельбендлик. Последние считаются наиболее древними: по словам исследователя искусства ковра Л. Керимова, «композиция гельбендлик зародилась еще до нашей эры, первый этап развития прошла в раннем Средневековье в Кавказской Албании в произведениях искусства, изготовленных из цветных металлов» [4]. Любопытно, что все композиции гельбендлик имеют восьмичастную либо четырехчастную структуру, то есть представляют собой восьмиконечные звезды или равноконечные кресты.

Именно на этом основании (обязательное присутствие гелей в каждой композиции шебеке) Л. Керимов и некоторые другие авторы считают художественный язык шебеке производным от языка ковра. Действительно, визуальные языки и того и другого вида искусства имеют немало родственных черт. Как и в ковре, в шебеке применяется особая технология передачи художественной информации, основанная на методе грубого квантования. Этот метод заключается в том, что информационная емкость, занимаемая художественным сообщением, уменьшается. Тем самым сокращается выбор, и сообщение становится сжатым, лаконичным. «Грубое квантование в живописи — ограничение числа цветовых оттенков, введение однородных цветовых участков» [5]. Еще один прием грубого квантования состоит в выделении контуров изображения, в результате живописное произведение оказывается отлитым как бы из двух изображений, одно из которых — контурное. «Оно сохраняет ту часть сообщения, которая представляет собой геометрическую форму на плоскости и может существовать самостоятельно» [5]. Примерами применения одного из двух или сразу обоих методов грубого квантования могут служить средневековая азербайджанская миниатюра и русская иконопись, искусство витража, живопись Анри Матисса и т.д.

Когда и цвет локален, и изображения оконтурены, это высшее, предельное выражение информационной технологии грубого квантования в искусстве. Нетрудно догадаться, что данному условию полностью удовлетворяет искусство шебеке. Но в ковре подобный визуальный эффект не обязателен. А вот в шебеке технология передачи информации определяется технологией изготовления: любой цветовой участок изначально окантован, так как закреплен на общей плоскости деревянным элементом — алатом.

Художественный язык шебеке, кроме того, обладает свойством полиэйконичности (многоизобразительности), известным нам по работам художника Мориса Эшера. Структура произведения шебеке может быть прервана или возобновлена в любом месте, в любой точке своего развития, так как состоит из многократно повторяющихся стандартных элементов. Что касается ковра, то лишь некоторые образцы этого вида искусства построены на принципе многоизобразительности, например, знаменитый ковер «Шейх Сефи».

Таким образом, описанный художественный язык в завершенном классическом виде принадлежит искусству шебеке. Создание любого произведения шебеке возможно только на основе данного языка. А в искусстве ковра он размывается, теряет свою первоначальную чистоту и становится факультативным. Иными словами, модельным, архетипическим выступает скорее изобразительный язык шебеке, а не наоборот.

Существуют и другие, не менее интересные аналогии. «Искусство шебеке — это вызванный к жизни очень высокой степенью вибрации человеческой мысли прототип лабиринта. Это сущность менталитета народа, ход исторической трансформации, это подсознательная форма мышления, это бессознательное стремление наращивать, напластовывать логически вытекающие одна из другой ячейки-фантазии. Это типичная модель фрактального развития, которое является развертыванием или мультиплицированием символа древа жизни, уникального по энергийности и мощи к потенциальному развитию… Шебеке — это бесконечность или, точнее, развитие, устремленное в бесконечность...» [6], — пишет композитор и музыковед Рахиля Гасанова, сравнивая мугамную импровизацию и узоры шебеке.

Шебеке подобно мугаму и искусству ковра неразрывно связан с традицией и духовной практикой древнего Турана. Речь идет о тенгрианстве и шаманизме. Транс шамана — измененное состояние сознания, в которое шаман впадает через некую нейтральную точку — определенный зазор между бодрствованием и сном, индивидуальными и коллективными бессознательными слоями психики. Физиологическая природа человеческого организма такова, что колебания между полюсами сознания происходят множество раз в секунду, и на бытовом уровне люди этого просто не замечают. Сознание человека, таким образом, имеет квантовую природу, два уровня и беспрерывно колеблется. Сущность транса заключается в том, что шаман достигает нейтрального состояния и фиксирует его. «Место, “где встречаются небеса и земля”, также является средоточием, точкой между противоположностями — солнцем и луной, днем и ночью, бодрствованием и сном, то есть точкой просветления, точкой вечного сейчас» [7]. Портал, через который шаман проникает в иные регионы бытия, обозначается в сакральной геометрии фигурой рыбьего пузыря.

Это «вечное сейчас» и отражает композиционная структура шебеке, в которой неограниченное воспроизведение исходных элементов происходит по принципу фрактальной геометрии. В любой точке поверхности шебеке бытие равно самому себе, подобно тому как оно самотождественно в необъятном пространстве «вечного сейчас».

Материал опубликован в журнале "Декоративное искусство" #5/416

Текст: Эртегин Саламзаде

Фото предоставлены автором

На изображениях: Василий Верещагин, гостиная в Азербайджанском доме в Шуше, 1865 г. Дом Шекихановых в Шеки, интерьер, структура шебеке

Комментарии

 

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если Вы еще не зарегистрированы.

 
  
       
События
Критика
Проекты
Книжная полка
КультМедиа
Мастерская художника
Арт Трэвел
 

Artproject. г. Москва, ул. Крымский Вал д.8 стр 2 тел.: +7 499 230 37 39
© Copyright 2009-2016 Материалы и фотографии разрешается использовать только со ссылкой наwww.fondartproject.ru

follow artproject on:

Разработка сайта www.krable.com