Артпроект - Главная
о фондепроектыжурналыиздательствоконтакты
Русская версияEnglish version

 Артпроцесс

 
14.05.2014

New luxuries: Дизайн в эпоху аскетизма

Образ люкса меняется от десятилетия к десятилетию: в 1980- годах его маркировали живопись импрессионистов, частные джеты, в 1990-это были яхты и острова, в 2000- — собственные музеи современного искусства и футбольные команды. От каких символов богатства мир готов отказаться в ХХI веке.

Последние годы каноны роскоши были значительным образом откорректированы арабскими шейхами, российскими олигархами и звездами Голливуда. Одновременно потребление продукции люксовых брендов захватывало все более широкие круги. Теперь на наших глазах вместо ценного предмета, позолоченного, отделанного редкими породами дерева, тонкой кожей, инкрустированного бриллиантами, приходит предмет экологичный, умный, изобретательный и недорогой. Выставка голландского объединения «Droog» «новая роскошь. Дизайн в эпоху аскетизма», организованная Московским музеем дизайна в цвз «Манеж» в рамках Года культур России — Голландии — исключительно актуальная инвенция, смелое и оригинальное предложение расширить наши представления о дорогом дизайнерском предмете. С какими инициативами выступают голландские профи? Один из самых характерных принципов — «Используй это снова». Работа со старыми предметами — тренд, который лондонская галеристка Либби Селлерз называет «Франкенштейн-дизайн», умение смастерить новый предмет из трех старых, найденных на помойке. Тряпичный стул Тейо Реми, собранный из старых тряпок, — отличный пример.

Собственно, это концепт, который каждый может реализовать, используя любой тряпичный хлам, найденный под рукой. Коллекция мебельных гибридов Юргена Бея Kokon Furniture — более сложный вариант помоечной темы. Согласно идее дизайнера, обломки старых стульев и столов, как паутиной, соединены синтетическим волокном. Кроме того, «новая роскошь» будет апеллировать к истории дизайна Хх века. Весь послевоенный период память о шедеврах Геррита Ритвельда, Ле Корбюзье, Чарльза И Рэй Имз, Вернера Пантона и многих других столпов дизайна ХХ века поддерживалась крупными мебельными брендами за счет переиздания их культовых моделей. Наследие модернистов в странах Европы и США уже достаточно хорошо музеефицировано, опубликованы научные монографии об их творчестве, им посвящают грандиозные музейные выставки и популярные телепрограммы. На волне этого интереса к модернистам ХХ века современные дизайнеры охотно цитируют, переосмысливают хрестоматийные, всем известные стулья, кресла, столы, иронизируют над ними. И даже если их реплики исполнены в современных, значительно более дешевых материалах, культурная ценность объектов не требует доказательств. Таков, например, Rietveld Lego Buffet: дизайнерский дуэт из Роттердама — Марио Минале И Кунико Маеда — повторил модель буфета Геррита Ритвельда 1919 года, собрав ее из 26 тысяч квадратиков Лего. Копируя форму чего-то исторически ценного, голландцы часто используют дешевый в производстве пластик. «Новые красные миски и тарелки» Баса Васмуркеркена копируют средневековую керамическую посуду из голландского городка Берген-Оп-Зома, но сделаны из полистирола. Еще в 1993 году Хелла Йонгериус выпустила вазу Urn в форме античного сосуда из мягкого и малопривлекательного полиуретана. Чтобы окончательно нас запутать, голландцы в середине 2000-х периодически делали что-то простое из дорогих материалов. Например, Мартен Баас повторил в древесине камфорного лавра знаменитый на весь мир пластиковый стул дешевых уличных кафе (Pastic Chair in Wood, 2008), а Studio Job фермерские сапоги, вилы и лопаты отливали из бронзы и покрывали золотой краской (Farm Collection, 2008). Новые технологии позволяют значительно повысить ценность предмета. Отличный пример — скамейка Boombench Михаэля Шонера. Стоит ее активизировать через bluetooth, и деревянная парковая лавочка превратится в бумбокс, зазвучит и заиграет. Еще голландцы предлагают имитировать ремесленные техники в современных материалах (Стул из узлов 1996 года Марселя Вандерса — Knotted Chair сплетен в традиционной технике макраме, но вместо обычной веревки дизайнер работал с армированным пластиком и углеродным волокном), а также нагревать лампы при помощи растительного жира («Теплая лампа» Next Architects и Аура Луз Мелиз, 2004) или имитировать полотняные скатерти с ручными вышивками и мережками в силиконе («Силиконовая скатерть» де Йонге Каллф, 2013).

Материал опубликован в журнале «Декоративное искусство» #6/417

Текст Мария Савостьянова

Фото предоставлены Московским музеем дизайна

Изображение: Тэйо Реми «Тряпичное кресло». 1991. Текстиль, металлические ленты. Кресло состоит из пятнадцати слоев старой одежды. Новый владелец может добавлять свою, создавая собственную сокровищницу воспоминаний. Юрген Бей «Скамья-бревно». 1999. Три бронзовые спинки стульев, ствол дерева. Арну Виссер, Эрик Ян Кваккель, Питер ван дер Ягт «Функциональная плитка». Юрген Бей «Садовая скамья». Прессованное сено, осенние листья, ветки.

Комментарии

 

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если Вы еще не зарегистрированы.

 
  
       
События
Критика
Проекты
Книжная полка
КультМедиа
Мастерская художника
Арт Трэвел
 

Artproject. г. Москва, ул. Крымский Вал д.8 стр 2 тел.: +7 499 230 37 39
© Copyright 2009-2016 Материалы и фотографии разрешается использовать только со ссылкой наwww.fondartproject.ru

follow artproject on:

Разработка сайта www.krable.com