Артпроект - Главная
о фондепроектыжурналыиздательствоконтакты
Русская версияEnglish version

 Артпроцесс

 
02.02.2014

Соединение традиций и новаций

Астана стала столицей республики Казахстан 10 декабря 1997 года. К работе над созданием ее облика были привлечены мировые звезды архитектуры: Кисе Курокава, Норман Фостер, Манфреди Николетто...

В центре Евразийского континента, в междуречье Ишима и Нуры, возник Новый Город – так переводится с казахского название новой столицы Казахстана – Астаны. В топонимических и лингвистических параметрах города оказались закодированы многие смыслы: междуречье – как ассоциация с топографией рая, центр континента – узловое место встречи Востока и Запада. Название «Новый город» воплощает идею модернизации, смену жизненных парадигм. Эти насыщенные смыслами координаты Астаны обусловили особенности развития города и его облика.

ЮНЕСКО удостоил Астану специальной премией «Город мира». В 2012 году Астана стала культурной столицей содружества. Это дань международной значимости города, его соответствия идеям модернизации, признание Астаны как города, воплотившего идею новых принципов международных отношений, утверждающего многообразие как величайшую ценность цивилизации. Астана продолжает строиться, и этот уникальный опыт еще предстоит осмыслить как градостроительный, социальный и культурный феномен.

Астана раньше была Целиноградом и Акмолинском, возникнув в 1830 году как казачий форпост, а в новом столичном статусе существует пятнадцать лет. Город продолжает ин-тенсивнейшим образом застраиваться, говорят, что здесь работает одновременно больше тысячи башенных кранов, но кое-где еще можно обнаружить одноэтажные домики времен целинной кампании. На первый взгляд центр Астаны похож на скульптурный симпозиум, когда разные авторы, собираясь в одном месте, показывают, на что они способны, только здесь представлены сооружения архитекторов, которые формируют одну из самых молодых столиц мира. Я пытался подобрать сравнение, думая о принципе, по которому построена Астана. На вторые сутки пребывания в городе я понял, что это принцип дастархана – гостеприимно, щедро, разнообразно. И строительство продолжается за счет увеличения размеров этого дастархана. Авторами становятся зодчие с разными представлениями о пространстве и гармонии. Так, генеральный план города разработан выдающимся Кисе Курокавой, а киноконцертный зал проектировал итальянец Манфреди Николетти. Символ Астаны – монументальный Бай-Терек, автор проекта которого – легендарный архитектор Норман Фостер. По данным Википедии, «высота сооружения составляет 97 метров, с шаром, венчающим конструкцию – 105 метров. Диаметр позолоченного шара 22 метра». Можно подняться на лифте на самый верхний уровень – шар, внутри которого располагаются бар и панорамный зал. Согласно замыслу Байтерек («тополь» по-казахски) своим расположением и композиционным строением выражает космогонические представления древних кочевников, по преданиям которых на стыке миров протекает мировая река. На ее берегу возвышается дерево жизни – байтерек, корнями удерживающее землю, а кроной подпирающее небо. Корни этого дерева соответственно находятся в подземном мире, само дерево, его ствол — в земном, а корона — в небесном. Каждый год в кроне дерева священная птица самрук откладывает яйцо — солнце, которое проглатывает дракон Айдахар, живущий у подножия Дерева жизни, что символически означает смену дня и ночи, лета и зимы, борьбу добра и зла. В середине золотого шара-яйца стоит особый объект с отпечатком ладони первого президента Казахстана, которому и принадлежит идея создания сооружения. Люди прикладывают к нему свою руку, загадывают желания и фотографируются. На главном бульваре Астаны установлены зоо- и антропоморфные ландшафтные композиции, которые своей рукодельностью смягчают геометрическую идеальность архитектурных форм. Здесь можно заметить и озелененная юрта, и лошадь, и небольшой караван… главную площадь города формируют здания сената, парламента, резиденции президента республики Казахстан и других правительственных зданий, по ее оси в обе стороны идет непрерывное строительство нескольких сотен объектов, в том числе жилых и общественных комплексов. В плане ансамбля президентского центра культуры республики также заложена солярная символика – круг с расходящимися лучами на четыре стороны света традиционен для культуры казахского народа. Огромный голубой купол, под которым располагается пятиэтажный музей, завершает центр всей композиции. Обычно гости посещают Ата-Мекен (земля отцов) – макет республики Казахстан, в составе которого присутствуют наиболее достопримечательные памятники. Мастерство его изготовителей таково, что макет демонстрируется под открытым небом. Среди макетных зданий, горных массивов и искусственной травы ходит даже небольшой поезд, а среди примечательностей есть космический корабль «буран». На фоне архитектурного изобилия Астаны выделяется здание пирамидальной формы, которое также построено по проекту Фостера, это дворец мира и согласия. Площадь пирамиды 28 тысяч квадратных метров, высота 62 метров, в основании квадрат со сторонами также 62 метра. Во дворце находятся конференц-залы и выставочные зоны, художественные галереи и презентационные комплексы. Если смотреть от пирамиды, виден памятник независимости Казахстана высотой 91 метров в честь независимости, обретенной в 1991 году. На вершине дворца мира и согласия на поверхности большого стеклянного купола, изображены 130 голубей, символизирующих народы Казахстана. И в последнем проекте Фостера для Астаны – торгово-развлекательном центре «Хан Шатыр» (ханский шатер) – также соединены новейшие технологии с традиционным этнографическим образом шатра. Комплекс высотой около 200 метров принял на себя функции городской доминанты. Конструктивная основа огромного шатра – сетка, покрытая уникальным фторполимером, пропускающим свет и изолирующим интерьерное пространство от жары и холода. Внутренняя площадь порядка 100 тысяч квадратных метров позволяет разместить там городской парк, магазины, кинотеатры, кафе и концертную площадку, независимые от погодных условий. Проект предусматривает создание тропического сада с реками, водопадом и террасной структурой. С платформы на самой высокой точке «хан Шатыр» можно рассмотреть столицу с высоты птичьего полета.

Среди архитектурного изобилия Астаны есть и почти московская высотка – наследница «большого стиля», но ампир здесь не так размашисто смотрится: степь задает свой масштаб. Перед цирком у фонтана фигуры героев, а также представителей казахской фауны, выполненных скульптором Даши Намдаковым. В парках и скверах установлены самые неожиданные «малые формы».

Я прибыл в Казахстан в составе этнографической экспедиции, в связи с чем мы проехали по центральной части страны в прекрасное весеннее время года. Нашу экспедицию по Баян-Аульскому району сопровождал проводник Алтынбек. Улыбчивый, легкий и в движениях, и в разговоре, помнящий все достопримечательности поименно и поколенно: в каком году что произошло, кто здесь жил, каким родственником приходится ему. Мы ехали по бесконечному неизменному (как мне казалось) степному пейзажу, но Алтынбек, показывая в сторону от дороги, комментировал: «здесь родился наш знаменитый академик Сатпаев, здесь у его семьи была зимовка». Там, куда он показывал, никаких особых, на наш глаз, примет или знаков не было. В другом месте он сообщал: «здесь стояла фабрика, англичане золото мыли». Тогда я впервые получил живое доказательство: у казахов сформировалась совершенно иная оптика с тончайшей подстройкой под топологические нюансы одинакового, на наш европейский глаз, пространства. Один из наших водителей говорил: «Сейчас ездят с навигаторами и ошибаются, не могут быстро доехать, а я ориентируюсь по сопкам и еду самым коротким путем». Специфический оптический опыт коренных жителей великой степи иллюстрируется рассказанной нам тогда же документальной историей. Век назад русский офицер с местными сопровождающими ехал степью и обнаружил, что дорогой обронил свою перчатку, только когда приехали на стоянку. Послали казаха найти, он привез эту перчатку, хотя та не просто лежала неизвестно где, но и, как оказалось, была затоптана лошадьми в сырую землю. Однако необычный для местного глаза отпечаток копыта говорил о том, что лошадь на что-то наступила. Увидеть такое можно только благодаря этнически унаследованной и затем воспитанной, натренированной оптике.

По дороге из Каркаралинска в баян-аул мы заехали на родину знаменитого человека – поэта, просветителя, общественного деятеля – Машхура Жусупа Копеева (1858–1931). На сегодняшний день его почитают как святого, и к нему приезжают паломники, на открытии его мемориала несколько лет назад собралось около 10 тысяч человек, а в павлодаре недавно построена крупнейшая мечеть Казахстана, посвященная этому легендарному человеку. Рядом с мемориалом мы впервые за все время поездки увидели юрты. С одной стороны юрты висела спутниковая антенна, с другой – шанырак, главный смысловой элемент юрты, центр ее купола, с него начинают собирать каркас, это же слово обозначает «домашний очаг», символ шанырака помещен в центр современного герба Казахстана.

В Каркаралинской области мы посетили знаменитое урочище Кент – древнее место стойбищ и зимовок. Здесь обнаружены развалины монастыря, где в XVI веке жили буддийские монахи. Причем до сих пор сюда наведываются поклонники Будды и творят свои скромные обряды. У Кента есть собственная легенда о принцессе, которую доставляли кому-то в жены в тридесятое царство и которая так и осталась здесь жить после вынужденной зимовки. Поэтому развалины называют еще и дворцом, но вид этих восстановленных недавно стен очевидно сакральный. Урочище уютное, тихое, с микроклиматом: безветрие и разнообразная флора: таволга, земляника, в зарослях встречается дикая смородина, есть чистая речушка и родники – настоящий оазис.

Дорогой из Кента мы специально заехали к знаменитому мазару – кладбищу почитаемых людей. Традиционный для таких сооружений материал – кирпич-сырец – глина, смешанная для армирования с шерстью, с годами стены оплывают и сливаются с землей. Так тает мазар слепого поэта-импровизатора – акына. Остальные, что захоронены через дорогу, были в чинах, но их помнят и как хороших поэтов. Вообще, такое творчество здесь уважается как настоящий труд, и стать народным поэтом очень почетно. У казахов это действительно означает остаться в памяти, закрепиться в истории народа. Еще век назад поэзия была столь жизненно необходима, что слепой импровизатор мог прожить почти 90 творческих лет в уважении и любви.

Еще одно знаменитое место Центрального Казахстана – пещера Аулие-Тас. О ней газеты в 1903 году писали следующее: «Аулие-Тас представляет из себя длинную, саженей в десять, пещеру, у западной стены которой лежит большой, с углублением в середине камень. В нем постоянно скапливается стекающая со стен и потолка пещеры холодная, прозрачная вода, отличающаяся, по мнению киргизов, местных жителей, очень целебными свойствами. Посещающие пещеру киргизы пьют эту воду, обмывают ею больные части своего тела и употребляют для установленных у магометан омовений. В пещере, по преданию, жил когда-то святой человек. Народу съезжается к Аулие-Тас временами очень много; особенно много бывает женщин, так как святая вода пещеры уничтожает, по их мнению, бесплодие женщин». Сегодня, как и прежде, к пещере ведет пешеходная тропа, частично проложенная по деревянным мосткам. Идешь мимо пейзажей, напоминающих норвежские фьорды, поднимаясь в гору по маршруту паломников и туристов. Уже при входе чувствуется каменная, устойчивая прохлада, а чуть дальше 10–15 градусов. Мы зашли внутрь вместе с мусульманской частью экспедиции, и специальный местный инспектор (при галстуке, в глаженых брюках и национальном халате), отвечающий за порядок и чистоту в районе пещеры, прочел вслух приличествующие случаю молитвы. Туристы же заходят по-простому, без церемоний. Когда мы уходили из Аулие-Тас, наступило время намаза, и инспектор разрешил нам отснять на камеру азан – призыв к молитве, который торжественно звучал, провозглашаемый с этой высоты в сторону долины.

После поездки по центральному, традиционному Казахстану еще ярче вспыхивает архитектурный феномен Астаны. Имя определяет образ, Целиноград связан с геополитической кампанией освоения новых земель, Астана же изначально утверждалась как столица. Слово стало целеполагающим вектором для строительства города – образа новых представлений и устремлений. Идеи независимости, свободы, соединения традиций и новаций воплотились в парадоксальной и живой эклектике новейшего градостроительства. Восточная идеология и западная технология определяют облик города, который продолжает строиться с такой скоростью, что пока опережает рост своих горожан.

Материал опубликован в журнале "Декоративное искусство" #3/414

Текст Антон Успенский

Фото предоставлены автором

Место Астана

 

Комментарии

 

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если Вы еще не зарегистрированы.

 
  
       
События
Критика
Проекты
Книжная полка
КультМедиа
Мастерская художника
Арт Трэвел
 

Artproject. г. Москва, ул. Крымский Вал д.8 стр 2 тел.: +7 499 230 37 39
© Copyright 2009-2016 Материалы и фотографии разрешается использовать только со ссылкой наwww.fondartproject.ru

follow artproject on:

Разработка сайта www.krable.com