Артпроект - Главная
о фондепроектыжурналыиздательствоконтакты
Русская версияEnglish version

 Артпроцесс

 
12.05.2014

Стилевые поиски эпохи

Наталия Гаттенбергер достигла больших успехов в сфере ювелирного искусства, но работает не с золотом, а с поделочными и полудрагоценными цветными камнями и эмалью.

Судьба Наталии Гаттенбергер тесно связана с социально-культурным развитием страны, с повседневной жизнью человека. В ее творчестве в своеобразном преломлении отражаются и исторические, и экономические, и художественные события, и коллизии времени. Творчество Гаттенбергер инспирировано непосредственными генетическими связями человека с предметом.

Наталия Леонидовна Гаттенбергер достигла больших успехов, прежде всего в сфере ювелирного искусства, но не считает себя ювелиром, не работает с золотом, использует главным образом поделочные и полудрагоценные цветные ювелирные камни, эмаль1. К тому же круг ее интересов не ограничивается украшениями. Она прекрасный тонкий живописец лирического склада, пишет акварелью городские пейзажи и натюрморты, опоэтизированные воспоминания о своих ощущениях от красоты прекрасных уголков мира. В них сохранены свежесть и непосредственность, уловленные чутким и внимательным взглядом художника.

Путь в искусство для Наташи Лихницкой (Гаттенбергер) начался в Московской детской художественной школе. Профессиональная подготовка была такой, что многие выпускники школы сразу, без дополнительных занятий, поступали в высшие художественные учебные заведения.

В 1950 году Наталия становится студенткой Московского института прикладного и декоративного искусства — МИПиДИ, но в 1952-м его закрыли, а студентов расформировали по профильным вузам страны. Наталия Гаттенбергер попала в Ленинградское высшее художественно-промышленное училище, на факультет архитектурно-прикладной скульптуры (отделение металла).

За время учебы были исхожены дворцы-музеи, Эрмитаж, Русский музей, этнографический и другие. Старшие курсы вуза Наталия Гаттенбергер заканчивала в Московском высшем художественно-промышленном училище у таких первоклассных педагогов Строгановки, как Виктор Федорович Васин, Георгий Васильевич Крюков. Тема ее дипломного проекта — «Оборудование типового жилого дома» — оказалась особенно непростой в тот в период борьбы с излишествами в архитектуре. По иронии судьбы работой руководил потомственный ювелир, профессор Федор Яковлевич Мишуков.

После трех лет работы по распределению в конструкторском бюро министерства связи и на рекламно-издательской фабрике в 1961 году Наталия приходит работать на Комбинат прикладного искусства Художественного фонда РСФСР.

Началась новая жизнь с широким диапазоном творчества: сувениры, украшения, эталоны-образцы для предприятий Художественного фонда. Н. Гаттенбергер делала значки по заказу редакций любимых радиопередач («Радионяня», «Клуб знаменитых капитанов»), выполнила проект золотого нагрудного знака «Преклонение», которым награждали героев, совершивших подвиг во имя детства. Работала и над сувенирами, выполняла образцы ювелирных изделий в материале. Неоценимую помощь Наталии и ее коллегам в создании этих образцов оказал Федор Яковлевич Мишуков, входивший в состав художественного совета комбината. Настоящий энтузиаст своего дела, он привел молодых художников в запасники Государственного исторического музея, познакомил с заведующей отделом металла Мариной Михайловной Постниковой-Лосевой, потомком русских ювелиров конца XIX — начала XX века. Вскоре музей впервые в новейшей российской истории начнет закупать в фонды ювелирные произведения современников.

Так во второй половине столетия возникло новое понятие «станково-прикладное искусство». Автор этой дефиниции, советский философ и теоретик искусства Карл Кантор, наметил вектор дальнейшего развития отечественного декоративно-прикладного искусства как самостоятельного и независимого вида художественного творчества, равноправного в ряду классических видов и жанров изобразительного искусства.

После ошеломительного успеха на Брюссельской выставке 1958 года советское декоративно-прикладное искусство широко экспонируется не только на зарубежных, но и отечественных выставках рядом с произведениями актуальных стилевых направлений в живописи, скульптуре, графике и театрально-декорационном искусстве, что, в свою очередь, способствовало творческому подъему во всех видах декоративно-прикладного искусства. А в 1964 году в Московском отделении союза художников самоорганизовалась подсекция ювелирного дела. Вот то время со своей темой в искусство и вошла Наталия Гаттенбергер.

В середине 1960-х годов Наталия Леонидовна начинает участвовать в художественных выставках. Первая экспозиция «Москва — столица нашей Родины» 1964 года. Только три года прошло после эпохальной манежной выставки «Искусство в быт», декларировавшей приоритет современных — брутальных, ярких и броских — предметных форм и аскетичных, абстрактных художественно-образных решений. И вот новая тема — древнерусское художественное ремесло. Н. Гаттенбергер представила комплекты женских украшений по мотивам жемчужного плетения и шитья, выполненных в сложном сочетании современных техник, форм и материалов с традиционными (нейзильбер, латунь, серебро, мельхиор, перламутр, жемчуг, ажурная скань, просечка: «Пирамидки», 1965; «Серебряное кружево», 1968; «Хозяйка Медной горы», 1971). «Прообразы этих произведений, — отмечала ведущий специалист по народному искусству, доктор искусствоведения, действительный член Российской академии художеств Мария Александровна Некрасова, — древние подвески гривны. Но, осмысленные современным художником, они приобретают иной художественный строй»2. В них критика отметила «оригинальность замысла, чуткость к эстетическим свойствам металла и камня, разнообразие форм», что характерно для творчества Н.Л. Гаттенбергер3.

Были и другие мнения. Художников-ювелиров 1960–1970-х годов часто упрекали в нарочитой эскизности формы украшения. Художники и сами понимали это, Сегодня Наталия Леонидовна определяет это искусство как выставочное4. Но тогда ей одной из немногих коллег удалось сохранить генетическую связь украшения с фигурой человека, сомасштабность пластической формы украшения и человека. В 1976 году Наталия Гаттенбергер переходит на работу по договорам для экспериментального творческо-производственного комбината, комбинатов прикладного искусства Москвы, Ростова-на-Дону, Омска и других предприятий Художественного фонда РСФСР. Она одинаково творчески относится как к созданию уникальных выставочных произведений, так и к разработке образцов для тиражирования малыми сериями. Некоторые из предназначавшихся для серийного выпуска работы вошли в коллекции музеев Московского Кремля. Большое количество работ она создала и для Всесоюзной художественной лотереи.

В начале 1970-х годов по предложению секретаря Союза художников РСФСР Светланы Михайловны Бескинской был предпринят творческий эксперимент по созданию ювелирных украшений с палехской лаковой миниатюрой. Лилия Ситникова, Александр Голиков, Наталия Гаттенбергер, Инесса Бешенцева и другие художники приняли в нем участие.

Гаттенбергер удалось достичь гармоничного сочетания миниатюры с металлом (брошь «По улице мостовой», 1975). Певучие ритмы плясовой песни прочитываются и в характере миниатюры (автор Р. Смирнова), и в выразительных, пластичных изгибах латунной оправы.

В 1970-е годы стилистику уникальных ювелирных произведений во многом обусловливала активная выставочная практика. Многие художники-ювелиры переходили к формам пространственно-активных арт-объектов, выполненных в ювелирных техниках. Наталия Леонидовна выбрала иной путь — эстетические принципы построения пространственных композиций барокко и модерна, позволяющие предметной форме открыться, развернуться и вписаться в окружающую среду («Апрель»,1968; «Вечер», 1973; кольцо «Цветок», 1978; серьги «Малахитовые», 1974; «Роса», 1975; «Перламутровые капли», 1975; браслет из комплекта «Октябрь», 1977). Металл здесь, как правило, играет главную роль, создает конструктивную основу композиции, вступающей в диалог с пространством.

В других случаях мастер стремится к активному взаимодействию выставочного украшения с архитектоникой человеческой фигуры. Так, скульптурное решение комплекта «Весна» (1974) определяет художественный сомасштаб украшения, придает ему статус арт-объекта, помогающего человеку зафиксировать в художественной форме свое положение в космическом пространстве5.

В конце 1970-х годов казалось, как формулировал это немецкий архитектор и эстетик Готфрид Земпер, что сложившиеся в самостоятельный вид искусства авторские ювелирные произведения навсегда утратили связь с костюмом, и тогда у художников и критиков родилась идея пересмотреть свое отношение к новому искусству как особому жанру. Вероятно, важную роль в развитии модной индустрии сыграл организованный Всесоюзным институтом ассортимента легкой промышленности и состоявшийся в 1967 году в Москве Международный конгресс моды, на который приехали всемирно известные модные дома, в их числе и дом Шанель. Свои коллекции представили также общесоюзный (ОДМО) и республиканские дома моделей одежды. Европейцы демонстрировали фирменные стили, а советские участники конгресса делали ставку на национальные традиции. И имели несомненный успех. Конгресс оказал влияние на развитие модных направлений следующего десятилетия — стиль этно, в котором важной составляющей была русская тема.

В конце 1970-х началась подготовка к модному показу в Лондоне. Общесоюзный дом моделей одежды обратился к Союзу художников с предложением о сотрудничестве с ювелирами. Наталия Гаттенбергер живо откликнулась: «Это давало возможность работать в ансамбле с модной одеждой, находить нужные акценты, подойти к решению комплекта»6. Лондонские «гастроли» на международной арене закрепили успех советских художников, но дальнейшая судьба созданных для этой акции уникальных ювелирных изделий сегодня не известна. На этом, к сожалению, сотрудничество художников с модельерами закончилось, так и не получив развития. Однако вскоре поступило творчески интересное предложение от киностудии «Мосфильм». Художникам-ювелирам предлагалось создание украшений для исторических фильмов. Наталия Леонидовна делала оммажи традиционных и классических костюмных украшений к кинолентам «Руслан и Людмила» (1972), «Черная стрела» (1970-е), «Визит вежливости» (1970-е). Опираясь на наследие «мирискусников», стоявших у истоков традиции синтеза искусств, Наталия Гаттенбергер поставила перед собой задачу проникнуть в суть драматургических характеров, создать впечатление подлинности украшения как части исторически определенного предметного мира. Это было непременным условием в кинематографе, оперирующем крупным планом, и при этом давало возможность проявить свое понимание эпохи.

Работа с современным и историческим костюмом имела большое значение для творческой эволюции мастера, расширила диапазон ее художественных возможностей и способствовала совершенствованию в достижении синтеза ювелирных произведений с другими видами современных пластических искусств.

Эти ювелирные изделия Н. Гаттенбергер остались в фондах киностудии, но были замечены: в 1974 году Наталия Леонидовна сделала ряд украшений для народной артистки СССР Юлии Константиновны Борисовой, горячей поклонницей которой Наталия была еще со школьных лет.

На рубеже 1970–1980-х годов в отечественном авторском ювелиром искусстве утвердилось новое направление, основанное на конструктивно-пластических связях арт-объекта и человека как автономной и динамичной пластической структуры. Лидерами его были художники следующего поколения, иной, «актуальной» дизайнерской формации. Но и «старшие», к которым принадлежала Н. Гаттенбергер, далеко не исчерпали свой творческий потенциал. Наталии Леонидовне помогли ее всегдашняя неудовлетворенность достигнутым результатом, открытость и стремление быть на острие времени, стилевых поисков эпохи.

Ее произведения конца 1970-х — начала 1980-х годов — комплекты 1974 года «Волан», «Солнечный», «Весна», нагрудное украшение «Космос» (1976), «Кубик» (1977), браслет «Плетенка» (1979), «Арктика» (1984) — демонстрируют расширение диапазона пластически выразительных возможностей ювелирных изделий. Предпочтение отдается лаконичным, иногда несколько брутальным формам. В построении композиции художник оперирует широкими гладкими или фактурованными поверхностями металла, исчезает деление на вставку и оправу. Ювелирное произведение решается как единый пластический объем. Подчас сложная витая форма рождается из цельного куска металла, беспрекословно подчинившегося воле и прихотливой фантазии художника-ювелира.

Новые принципы работы способствовали усилению поиска соответствующих им технических приемов. В эти годы Наталия Гаттенбергер разрабатывает авторскую технологию оттиска по металлу, позволившую значительно разнообразить декоративную отделку металла. Ювелирные произведения Н.Л. Гаттенбергер – своеобразные художественные объекты конкретного времени. Они информативны как лучшие образцы этого вида искусства, сочетают в себе и вкусовые особенности эпохи, и специфику стилевого развития ее искусства.

Постмодернизм как основной вектор стилевой эволюции мировой художественной культуры послевоенного времени и второй половины ХХ века не мог не коснуться такого восприимчивого вида искусства, как ювелирное дело. Перед художниками-ювелирами возникла непростая творческая проблема — преодолеть агрессивную, рефлексивную и эпатажную сущность постмодернизма, чуждую природе ювелирного украшения. Наталия Леонидовна нашла решение в опоре на творческое цитирование стилистики художественного направления Центральной и Восточной Европы второй половины 1810-х — конца 1840-х годов — бидермайер7. Подвес «Ажурный» (1979), броши 1980-х «Платочек» и «Рукоделие», «Кармашек» (1982), «Невеста» (1987), «Ситцевый платочек» и подвесы «Овальный» (2000), «Бокал» (2002), «Половина второго» (2004), «Янтарная капля» (2004), комплекты «Майский» (1980-е), «Виктория» («Глория») (1986), колье «Морская пена» (1991), брошь «Видение» (2003) и другие произведения художника отражают демократизм ювелирного искусства, генетически связанного с человеком, соразмерного пластической структуре его фигуры, артикулирующего свое декоративное предназначение. Через изящно проработанные детали, создающие эффект интимности и уюта, художнику удалось вывести на первый план образного решения предметной формы то, что обычно привязывает нас к старым, «бабушкиным» вещам — идеализированное отношение к памяти поколений. Эту особенную теплоту, истинную драгоценность украшения как вещи, переходящей из поколения в поколение, вещи, в которой сублимируются родовые связи и любовь людей, никогда в жизни не встречавшихся, но связанных некими таинственными, невидимыми нитями, художник отмечает как одну из важнейших черт украшений: «Произведение ювелирного искусства… соединяет поколения». На эту же особенность в творчестве художника указывают и искусствоведы.

В 1984 году СССР впервые участвует в 7-й Биеннале искусства эмали в Лиможе. Для большинства французских и иностранных мастеров эмали работы советских художников были настоящим открытием. Специалистов поразили высокий художественный уровень и качество технического исполнения выставленных работ. По мнению членов жюри, произведения Н. Гаттенбергер, А. Гурявичуса, К. Амоса, И. Урбанса, В. Тимофеева, А. Максимова и других художников заслужили бы призы, если бы СССР имел статус полноправного участника биеннале, но советские художники были только гостями.

В работе с эмалью, как и большинство коллег – ювелиров и «металлистов», Наталия Гаттенбергер переходит от предметной формы к жанру автономного арт-объекта. В ее настенных композициях «Окно» (1987), «Московские переулочки» (1997) объемно-пространственный эффект достигается не только и не столько изобразительными средствами живописи, сколько благодаря мастерскому владению художественно-выразительными свойствам эмали, ее сочетаемости с металлом. Эмальерные панно Гаттенбергер — не картины в эмалях, а драгоценные ювелирные произведения, порожденные натурными мотивами, впечатлениями художника, но претворенные в декоративных формах. «Время прошедшее» (1998), «Воробьевы горы. Дождь» (1998), «Твоих оград узор чугунный…» (1990-е) объединяют пространственность, зрительная глубина построения при общей изысканности и изяществе ювелирной, по сути, вещи. В панно в технике эмали «Окно 1» и «Окно 2» автор отталкивается от конструкции жалюзи, композиции выполнены из узких полосок меди, покрытых эмалью и расписанных, а затем собранных и заключенных в раму. Одна работа находится в коллекции муниципального музея Лиможа (Франция), другая – в Музее эмали города Кечкемета (Венгрия). В успехах работ Гаттенбергер с эмалью, по словам автора, большая заслуга принадлежит главному художнику ЭТПК Людмиле Николаевне Уртаевой. Она не только делилась опытом и советом, но даже и своими красками. Одна из работ Натальи Леонидовны (подвес «Людмила») посвящена памяти этого прекрасного художника и человека.

В технике горячих ювелирных эмалей ею созданы также и украшения. В колье «Феникс» (1988) художник применяет сложную технику живописи золотом по эмалевой основе, в броши «Мир» (1983) и «Ночной город» (2004) — роспись кобальтом. Наталии Гаттенбергер как художнику в общей, широкой трактовке этого определения рода деятельности удалось преодолеть видовые границы и создать произведения ювелирного искусства, которые не только экспонируются в выставочных залах, но и, находясь в музейных собраниях, представляют современное отечественное искусство.

Наталия Гаттенбергер никогда не ждет вдохновения свыше, она ищет его вокруг, поэтому всегда находится в творческом тонусе и всегда готова к неожиданным предложениям. Так, в 2007 и 2009 годах она приняла участие в Международной биеннале изделий из янтаря в Калининграде. Она создала ювелирные украшения, в художественно-образных решениях которых подчеркивается особая красота янтаря (брошь «Вместе», 2007; колье «Восходящее солнце», 2007; нагрудное украшение «Невод», 2009; подвес «Нарцисс», 2009).

В 2009 году Наталии Леонидовне довелось поработать в творческой группе ЭПТК по керамике, и на выставке членов Ассоциации художников декоративно-прикладного искусства СХ России в марте 2010 года она представила наборы ярких и жизнеутверждающих по тональности звучания декоративных подвесов с цветными глазурями.

На протяжении многих лет Гаттенбергер вела активную общественную деятельность, работала в художественно-экспертных советах Всесоюзной художественной лотереи, Государственном экспертном совете Министерства культуры СССР, Экспертном совете Художественного фонда РСФСР.

Заслуженный художник РФ Наталия Леонидовна — сегодня активный член творческой комиссии по декоративно-прикладному искусству СХР, она помогает советами своим коллегам по цеху, неизменно доброжелательна и, как всегда, творчески активна.

Материал опубликован в журнале "Декоративное искусство" #5/416

Текст: Ирина Перфильева

Фото предоставлены художником

Изображения: "ОКЕАНИДА" настенное украшение, раковина, серебро. "КВАРТАЛ ТМ" брошь, нейзильбер, эмаль, хромдиопеид. "СОЛНЕЧНЫЙ ЦВЕТОК" медь, алюминий, янтарь. "ЗОЛОТАЯ ОСЕНЬ" браслет, нейзильбер, лазурит, сердолик. "СЛАВА" брошь, медь, гранат, стекло.

Комментарии

 

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если Вы еще не зарегистрированы.

 
  
       
События
Критика
Проекты
Книжная полка
КультМедиа
Мастерская художника
Арт Трэвел
 

Artproject. г. Москва, ул. Крымский Вал д.8 стр 2 тел.: +7 499 230 37 39
© Copyright 2009-2016 Материалы и фотографии разрешается использовать только со ссылкой наwww.fondartproject.ru

follow artproject on:

Разработка сайта www.krable.com