Артпроект - Главная
о фондепроектыжурналыиздательствоконтакты
Русская версияEnglish version

 Фотопроект

 
21.01.2013

Портрет в фотографии. Классика жанра

Жанр портрета пришел в фотографию из живописи, во многом позаимствовав её художественные приемы. Фотография научилась воспроизводить лица людей "черта в черту".

«…Фотографические снимки чрезвычайно редко бываю похожими, и это понятно: сам оригинал, то есть каждый из нас, чрезвычайно редко бывает похож на себя. В редкие только мгновения человеческое лицо выражает главную черту свою, свою самую характерную мысль. Художник изучает лицо и угадывает эту главную мысль лица, хотя бы в тот момент, в который он списывает, и не было бы её вовсе в лице. Фотография же застаёт человека как есть, и весьма возможно, что Наполеон в иную минуту вышел бы глупым, а Бисмарк - нежным». М. Ф. Достоевский

Портрет – самый распространённый и вместе с тем самый сложный жанр в фотографии. Человек многогранен и в разные моменты своей жизни он может выглядеть по-разному и вместе с тем оставаться настоящим. Настоящий портрет это даже не пойманное мгновение, это квинтэссенция жизни человека. Выражение лица постоянно меняется. Мы складываем мнение о знакомом человеке из совокупности свойственных ему выражений и состояний, а камера фиксирует лишь одно… Художественным можно назвать только тот портрет, который передаёт типичные характерные черты человека, некое духовное сходство. Вот это вероятно и есть разница между хорошим и плохим портретом. Художник может подметить совокупность черт характерных человеку и запечатлеть их, камера сохранит лишь сиюминутный момент, который должен быть пойман так, чтобы отражать наиболее характерное состояние для человека. Фотограф находится в менее благоприятных условиях чем художник, который в течении многих дней изучает модель и пишет портрет, психологически раскрывая образ. Фотограф должен составить себе представление о человеке значительно за более короткий период времени, составить правильное представление о внешних и внутренних особенностях снимаемого, найти эти самые наиболее характерные выражения лица и позу.  Предлагаю рассмотреть разные виды художественного портрета, приемы и способы на примерах авторов давно ставших классикой фотографии. Так как их работы оценило само время.

Юсуф Карш (1908-1992), один из самых знаменитых фотографов-портретистов, оказавший большое влияние на многих фотографов, снимавших портрет. С фотографий Карша на нас смотрят глаза многих его знаменитых современников. Черно-белые портреты, снятые крупным планом, в низком ключе, акцент в них сделан на лица и руки моделей. Только лица, наедине с вами, только психология образа. Самый знаменитый и растиражированный созданный им образ, это портрет Уинстона Черчилля.

На этой фотографии Черчилль предстает перед нами в совокупности всех черт присущих политику. Элеонора Рузвельт впоследствии скажет об этом портрете: «Это, вероятно, было первым серьёзным поражением Черчилля». Успех снимка прост, Карш застал Черчилля врасплох. Черчилль не хотел фотографироваться, но разрешил быстро сделать одну фотографию, не обращая внимания на фотографа, он как обычно достал свою сигару и решил закурить. Только вот Каршу сигара в образе Черчилля показалась лишней. Тогда Карш подошёл к Черчиллю и, пробормотал: «Простите, сэр… », и выдернул сигару из губ премьера, не ожидающего такой наглости. «Когда я вернулся к камере, - вспоминал фотограф, - он выглядел настолько агрессивно и воинственно, словно хотел меня сожрать». В этот момент он и нажал на кнопку. Снимок был напечатан в журнале Life и сделал фотографа знаменитым. С него делали плакаты и почтовые марки.  После этого снимка все хотели быть сфотографированы Каршем. На его снимках появляются: короли и президенты, римские папы и космонавты, учёные и врачи, художники и писатели, актёры и музыканты. И всё это многообразие не менее удачных образов и характерных портретов, калейдоскоп эмоций. Из 100 самых знаменитых людей XX века Карш сфотографировал 51-ого. Среди самых знаменитых его работ портреты Альберта Эйнштейна, Пабло Пикассо, Альберта Швейцера, Томаса Манна, Сомерсета Моэма, Хуана Миро, Альберто Джакометти, Жана Кокто, Фиделя Кастро, Джона Кеннеди, Одри Хэпбер, Бернарда Шоу и Элеаноры Рузвельт. Мой любимый портрет Эрнеста Хэменгуэя,  образ, который лучше других последующих отражает мои представления о писателе. Сам автор считал своими лучшими работами на ряду с портретом Черчилля так же портреты Шоу и Рузвельт. Каждый из созданных Каршем портретов детально обсуждать можно очень долго, все они несомненная коллекция знаковых примеров портретной фотографии.

Слева: Жак-Ив Кусто, Справа: Эрнест Хэмингуэй

«В каждом человеке спрятана тайна и моя задача – открыть её. Это открытие произойдёт, если оно вообще произойдёт, в ничтожно малый интервал времени. Человек может каким-нибудь непроизвольным жестом, блеском глаз или как-нибудь ещё сбросить маску, которая отгораживает каждого из нас от внешнего мира. В этот интервал времени фотограф должен сделать свою работу… или он проиграл». Юсуф Карш

 

Филипп Халсман (1906-1979), американский фотограф литовского происхождения. Филипп Халсман это и знаменитые снимки Мэрлин Монро, характерный для неё образ кокетки, та Мэрлин, которую мы привыкли видеть.  И не менее знаменитые портеры Сальвадора Дали, с которым он дружил на протяжении 30 лет. Результатом этого творческого сотрудничества Дали и Халсмана было большое количество портретов испанского художника и знаменитый фотоальбом «Усы Дали» (1954).  Для одной из самых известных фотографий этого цикла Халсман построил из семи обнажённых натурщиц, фигуру напоминающую человеческий череп.

Ещё одна и, пожалуй, самая известная фотография – это «Дали Атомикус», ставшая фотографическим продолжением картины Дали «Атомная Леда». Друзья хотели показать движение электронов вокруг ядра. Для этого ассистенты на счет три подбрасывали кошек и выплёскивали воду из вёдер, Дали никто не подбрасывал, он подпрыгивал сам. Да, это не photoshop, в то время его ещё не было. После каждого дубля фотограф удалялся в тёмную комнату, проявлял плёнки, выходил и виновато говорил «ну ещё дублик». Ассистенты собирали кошек, вёдра и всё повторялось. Нужный результат получился только после 28-ой попытки.

Слева: Сальвадор Дали для альбома "Усы дали", Справа: Мэрлин Монро

Во время съёмки семейства Генри Форда, Халсман неожиданно для себя самого открывает новый технический приём съемки, человек в прыжке. «Когда человек прыгает,- говорит фотограф, его внимание направлено на сам акт прыганья, маска спадает и появляется его истинное лицо». Начало этой серии положила, жена Форда. Миссис Эдсель, не разрешите ли Вы сфотографировать вас в прыжке? Она взглянула на него с удивлением, потом улыбнулась: «Вы же не заставите меня прыгать на этих каблуках?», - спросила она и разулась. За этой фотографией последовало множество других, запечатлевших знаменитых личностей в прыжке.

Так среди них были Грейс Келли, Мэрилин Монро, Одри Хэпберн, герцог и герцогиня Виндзор, будущий президент США Ричард Никсон, отец атомной бомбы Роберт  Оппенгеймер и многие другие актеры, политики, писатели, художники, учёные. Потрясающий портрет Жана Кокто. Альфред Хичкок и его самый известный фильм Птицы. В этих образах читается все: характер и суть их жизни.

«Меня всегда интересовали люди. Хороший портрет должен – и сегодня и через сто лет – показывать, как человек выглядел и что он из себя представлял. Этого нельзя достичь, заставляя человека принять ту или иную позу или ставя его голову под определённым углом. Для этого нужно провоцировать «жертву», развлекать её шутками, убаюкивать тишиной, задавать такие дерзкие вопросы, которые даже лучший друг побоялся бы задать». Филипп Халсман

 

Нельзя не привести в качестве примера портретной фотографии и незаслуженно забытого Гьен Мили  (1904-1984), чьё имя стало понемногу возвращаться только в век тотального интереса к фотографии. Его биография, пожалуй, самая бедная фактами, про его жизнь не известно почти ничего. А вместе с тем он наряду с Халсманом, Ричардом Аведоном, Ансел Адамсом, Анри Картье-Брессоном, Альфредом Эйзенштедтом, Эрнестом Хаас, Юсуфом Каршем и Юджином Смитом, был назван одним из 10 величайших фотографов в мире (по версии журнала «Популярная фотография»). По непонятным причинам известный фотограф, снимавший так же как и другие фотографы для журналов (в том числе для Life) в интересной и для того времени новой технике, был забыт. Гьен Милле использовал в своей фотографии разработки профессора Гарольда Юджина Эдгертона. Эдгертон стал первым использовать в фотографии стробоскоп (прибор производящий быстро повторяющиеся импульсы).

Это позволило показать красоту ранее не видимого мира. Так как Энгертона интересовали только факты, он уступил художественную составляющую фотохудожнику, который с радостью воспользовался его научными разработками.

Эта «смесь алгебры с гармонией» и принесла популярность фотографу. Он смог показать красоту остановившегося движения. И даже серии движений.

Отдельно выделим классиков, которые снимали портреты в жанре фэшн-фотографии. Ирвин Пэн, Арнольд Ньюман и Ричард Аведон.

Ирвин Пенн (1917-2009), показал свои неординарные способности во многих областях фотографии. Широкой общественности он известен как фотограф-портретист, работающий со знаменитостями. Но этот факт не отображает широты его фотографических интересов. В своей практике Пенн использовал много разнообразных приёмов, как подсмотренных ранее у кого-то, так и изобретённых им самим. Так у Пенна есть серия работ, в которых он снимает моделей как бы загнанными в угл, который имитирует замкнутое пространство.

Слева: Марсель Дюшан, справа: боксер Джо Луис

Реакция у моделей на то что их загнали в угл у всех разная: кто-то чувствовал себя вполне комфортно, кто-то был явно обеспокоен или даже испуган, чувствуя себя пойманными в капкан. Пенн ставил модель в этот угол, перед ним ставил камеру, тем самым  отрезая все возможные ходы к отступлению. Среди моделей на этих фото немало знаменитостей: композитор Игорь Стравинский, художники Сальвадор Дали и Марсель Дюшан, герцогиня Винзор, Труман Капоте, Марлен Дитрих и многие другие. Пенн любил выстраивать для своих моделей пространство, использовал различные предметы мебели и устройства. Так в качестве фона он мог использовать, приобретённый накануне антикварный ковёр, используя разные его части для съемок портретов (философ Джон Дьюи, режиссер Альфред Хичкок). Вместе с тем Пенн очень любил разнообразные этнографические исследования: фотографировал папуасов Новой Гвинеи, марокканцев, берберов и других представителей, так называемых примитивных народов. На этих фотографиях зачастую даже не видно лиц, они скрыты от зрителя платком, паранджой или маской и вместе с тем это не просто портрет какого-то человека, это портрет нации.

Однажды, в беседе журналист, интересовавшийся этой серией работ Пенна, обобщил их назвав «примитивными», на что Пенн ответил, - «Примитивные люди живут в Нью-Йорке». И кому как не ему снимавшему столько разных лиц судить об этом. Когда мы доберёмся до портретов, снятых не в европейских спокойных городах, мы сможем в полной мере оценить разницу в лицах. Насколько они более открытые и настоящие.

Художественный портрет не механический оттиск. Такого рода портрет может и не понравится, тому с кого он сделан, так как это совокупность увиденного  фотографом. Так произошло с портретами Арнольда Ньюмана (1918 -2006) на которых были запечатлены Игорь Стравинский и Боленн Крупп. После второй мировой войны Ньюман был самым известным фотографом портретистом. Его фотографии не сходили с обложек ведущих журналов. Фотографию Стравинского не принял Harpers Bazaar, который и заказал ему портрет композитора. Её не принял и непререкаемый авторитет в мире глянцевых журналов Алексей Бродович.

Игорь Стравинский

Снимок остался в полном распоряжении автора и впоследствии став знаменитым принёс ему немалые дивиденды. А сам Игорь Стравинский во время новой встречи (Ньюману опять заказали портрет композитора) обнял фотографа и воскликнул: «Господи Ньюман, вы сделали меня известным!»  Впоследствии Ньюман выпустит фотоальбом с серией портретов композитора «Браво Стравинский» (1967). Несколько иная история произошла с портретом Круппа. Его не принял сам г-н фон Болен Крупп.

Немецкий промышленник Альфрид Крупп

После съемки этого портрета Ньюману пришлось спешно уехать из страны, так как фотограф стал всерьез опасаться за свою жизнь. Ведь на снимке Ньюмана Круп предстал во всём своём великолепии мефистофеля ХХ века, зловещего символа злодея-буржуа, германского промышленника и военного преступника.  Сам Крупп при виде снимка пришёл в бешенство и пообещал объявить фотографа персоной нон грата в Германии. В этом портрете отразилось личное отношение Ньюмана к Круппу, чей портрет изначально, он не хотел делать, считая его чуть ли не дьяволом и заносчивым нацистом. На снимках Ньюмана много хорошо узнаваемых лиц его современников.

Художник Вилем де Кунинг

Анри Картье-Брессон

У него, как и у других есть серия портретов Пикассо, но это именно его Пикассо не похожий на других. «Из всех кого я фотографировал, только Пикассо можно назвать человеком с пронзительным взглядом». На протяжении всей своей жизни Ньюман хотел вернуться к живописи, с которой всё и началось, но, к сожалению или к счастью этого так и не произошло.

Ричард Аведон (1923 - 2004) в своих фотографиях искал что-то очень важное…С Аведоном связана целая эпоха в фэшн-фотографии. Про него говорили, что он умел превращать людей в символы самих себя. В его коллекции портретов политики от Дуайта Эйзенхауэра до Хиллари Клинтон, художники от Пабло Пикассо до Энди Уорхола, люди искусства от Чарли Чаплина до Бьорк. Это человек, для которого мода была образом жизни. Он был первым, кто вывел моделей из студий на улицы города, пляжи, поместил в кафе, бары, в музейные залы и т.д.

Всё это многообразие естественных пейзажей и становится его местом для съемок, его съемочными площадками. Он совмещает фэшн-съемки с реальной жизнью. И так же как и Ирвин Пенн открывает выразительный минимализм студийных портретов. На его фотографиях Сьюзан Паркер летит на роликах по парижской Площади Согласия, а модель Кармен под зонтиком прыгает с парапета через воображаемую лужу. Самым узнаваемым снимком 50-х годов становится фотография, на которой изображена модель Довима в платье от Ив Сен-Лорана, в окружении африканских слонов.

Аведону нравилось  воображение и веселье девушек на его фотографиях. Это его процесс съемки. Он открывает миру Твиги. Аведону позируют музыканты, художники, певцы, модели, балерины и скульпторы.

С его фотографии на нас смотрит Чарли Чаплин, каким его не видел никто. Но вместе с тем его модели, это и никому неизвестные американские солдаты, пациенты психиатрических больниц, просто люди. Проект «Американский запад», был не принят ни общественностью, ни критиками.  На что сам фотограф ответил «…сейчас то, что интересует журналы мод перестало быть интересно мне». Результат этого 5-летнего проекта стали 752 фотографии. Это портреты американцев, на которых больше нет налёта гламура, на их лицах прорисовывается все до последней морщинки, родинки, шрама… Большинство американцев не захотело принять себя  в этих лицах. На них была смерть, отчаянье, старение, в общем, на них была просто жизнь. Так произошла эволюция Аведона как автора от классического портрета, где главные критерии – это максимально красиво передать уникальность лица каждого с передачей состояния, настроения, черт характера, до портрета творческого, где главное – это передача авторского восприятия портретируемого, а главный критерий нравится ли это фотографу.  Портрет это ещё не внешнее сходство. И Аведон так же хорошо понимал это. Человек поневоле создаёт образ самого себя. Поэтому не должно быть красноречивых поз. И на смену лиц с глянцевых обложек приходят просто люди. Только люди, только лица, только глаза, всматривающиеся в вашу душу.

«Каждый фотографирующийся, знает, что его фотографируют. Поэтому он неестественен, он поневоле создает образ самого себя. Но есть ещё и мои представления. Моё «я» вступает в отношения с «приготовленной» личностью модели. Ответ, полученный в результате – производное от тех взаимодействий, которые происходят прямо в студии. Это химический процесс». Ричар Аведон

 

Просмотрев весь этот калейдоскоп образов, понимаешь, насколько многогранен человек.  Мы сами не воспринимаем себя однозначно. Есть то какими мы сами видим себя в зеркале – это некая тайна, мы не хотим чтобы такими нас видели другие; есть то какими мы хотим, чтобы нас видели другие - это имидж который мы себе создаём; есть то, что в нас видят другие и чего мы сами упорно не хотим признавать в себе; и наконец, есть вещи, о существовании которых не знаем мы, не знают окружающие - это то, что проявляется в экстремальных ситуациях. Именно поэтому портреты, сделанные в горячих точках и в экстремальных условиях жизни для людей, так притягивают. Таких лиц не встретить на улицах спокойных европейских городов, где жизнь размеренна и плавно течёт своим чередом. Люди живут там, где жить нельзя… Их лица открытые и более настоящие, вместе с тем простые и понятные,  в их глазах читается вся их жизнь. И это не может не притягивать. Настоящее всегда подкупает. Это ещё один вид портрета, жанровый портрет, сделанный в естественных условиях жизни, там, где человек привык находиться изо дня в день. Всем нам хорошо знаком портрет Стива МакКарри «Афганской девочки», даже если вы и не знали автора фотографии, вы наверняка не раз встречали её.

Портрет афганской девочки

И хотя у фотографа было множество других не менее живых портретов, он так и остался в истории фотографом одной фотографии. Впоследствии фотография была признана одной из 100 самых популярных фотографий по версии Национального географического общества (National Geographic). Она стала для американцев символом войны в Афганистане, её публиковали самые известные издания, печатали на плакатах, борцы за национальную независимость делали татуировки с изображением афганской девочки. Феномена популярности фотографии не мог объяснить и сам фотограф. Впоследствии он признавался, что в тот день он сделал много снимков афганских детей в местной школе и этот снимок был для него одним из многих. Это портреты на грани репортажа и художественной съёмки, фотограф просил позировать своих спонтанных моделей.

«Самое главное – быть предельно внимательным к человеку, серьёзным и последовательным  в своих намерениях, именно тогда снимок будет наиболее искренним. Я очень люблю наблюдать за людьми. Мне кажется, что лицо человека иногда может рассказать очень многое. Каждая моя фотография это не просто эпизод из жизни, это вся её история». Стив МакКарри

Также завораживают ужасом войны и вместе с тем красотой фотографии бразильца Себастио Сальгадо. Хотя сам автор выступает против того, чтобы его фотографии рассматривали как художественные работы, сам он их считает исключительно плодом работ фотожурналиста.

Мы не будем касаться этической стороны таких портретов. Афганская девочка с фотографии Стива МакКари, живущая в ужасных условиях, не получила ничего с огромных гонораров, которые получил автор фотографии.  Хотя через много лет National Geographic организовал  целую экспедицию по её поискам, и она была найдена. В результате чего был опубликован уже два её портрета: когда она была девочкой и много лет спустя.

Каждая фотография предельно точна. В человеке нельзя снять то, чего в нём нет. И при этом ни в одной из них нет правды. Ошибочно утверждать, что фотография это только лишь документация фактов. Художественные портреты, сделанные мастерами, несомненно, и мнение автора. Так некоторые критики обвиняли Юсуфа Карша в том, что он чрезмерно идеализирует персонаж, навязывая модели свою философию, рассказывает скорее о себе, чем о портретируемом. А известный антрополог Лионель Тайгер, чей портрет сделал Ирвин Пенн, говорил о своих ощущениях в качестве модели следующее: «Я помню чувство, что отдаю больше, чем имею, что в этот момент я был больше чем я есть на самом деле, рассказывал не свою историю, а нечто большее…». «Мои портреты больше обо мне, чем о тех, кого я снимаю», - говорит Ричар Аведон. Такой художественный портрет это и способ сфотографировать самого себя.  Но никто не возьмётся отрицать, что портреты, сделанные этими мастерами и внутренний мир модели…или фотографа, скорее всего совокупность их, оказывает часто гипнотическое воздействие на зрителя. Что же такое настоящий художественный  портрет, сказать не так просто. Но он уж точно не похожее на сотни других ничего не выражающее лицо абстрактного человека. Всматриваясь в людей, понимаешь, что на самом деле они все уникальны и неповторимы.

Мной не случайно была выбрана классика. Невозможно вместить в рамки одной статьи, то, что было сделано в портретной фотографии. Все эти фотографы жили и работали примерно в один период времени, снимая своих знаменитых современников. В результате мы можем сравнить индивидуальность образов, создаваемых фотохудожниками, увидеть такого разного Дали, Пикассо или Хичкока. Фотография на самом деле может быть очень субъективной. Портрет превращается в художественный, когда перестает быть просто фиксацией и становится мнением.

Дарья Жмылева

Комментарии

 

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если Вы еще не зарегистрированы.

 
  
       
События
Критика
Проекты
Книжная полка
КультМедиа
Мастерская художника
Арт Трэвел
 

Artproject. г. Москва, ул. Крымский Вал д.8 стр 2 тел.: +7 499 230 37 39
© Copyright 2009-2016 Материалы и фотографии разрешается использовать только со ссылкой наwww.fondartproject.ru

follow artproject on:

Разработка сайта www.krable.com