Артпроект - Главная
о фондепроектыжурналыиздательствоконтакты
Русская версияEnglish version

 

 
31.07.2013

Энциклопедический дворец Массимилиано Джони

Основной проект 55-й Венецианской биеннале, 2013

Думала ли когда-нибудь 95-летняя художница-самоучка, итальянка Карол Рама (род. в 1918), страдающая психическими заболеваниями, что ее эротические акварели будут представлены на крупнейшем форуме современного искусства, о котором принято писать, что он выявляет тенденции и определяет перспективы развития искусства? Впрочем, может, она и допускала эту мысль. Но вот телепат и целительница Эмма Кунц (1892–1963), оставившая после себя огромное количество своеобразных рисунков-пентограмм, выполненных на миллиметровой бумаге, совершенно определенно об этом и не помышляла, так как полагала, что занимается не искусством, а исследованием.

Однако и «мандалы» Кунц и «эротизм в повседневной жизни» Рамы, как и работы целого ряда представителей «ар брюта» – аутсайдеров, непрофессионалов и маргиналов во всех смыслах – были представлены куратором 55-й Венецианской биеннале Массимилиано Джони (директор выставочных программ Нового музея современного искусства в Нью-Йорке и директор миланского Фонда Николы Труссарди) в Основном проекте наравне с такими звездами, как Ричард Серра, Мариса Мерц, Тино Сигал, Фишли/Вайса, Стив Маккуин, Синди Шерман, Брюс Науман и др. Более того, концепция главной выставки биеннале «Энциклопедический дворец», по традиции разместившаяся на двух площадках – в Арсенале и в Центральном павильоне Джардини, была навеяна одноименным проектом еще одного аутсайдера – американского художника итальянского происхождения Марино Аурити (1891–1980). Автомобильный механик Аурити был страстно увлечен архитектурой. В 1950-х годах он решил спроектировать дворец, который должен был бы вместить все знания, накопленные человечеством «начиная от колеса и заканчивая спутником». Модель дворца, которую Аурити собирал в своем гараже из дерева, металла, пластика и различных подручных материалов, в масштабе 1:200, представляет 136-этажный небоскреб, по задумке автора, он должен был войти в Национальную Аллею – комплекс памятников и музеев исторического центра Вашингтона. Замысел художника-самоучки так и не был воплощен, сама же модель после смерти автора поступила в американский Музей народного искусства, откуда и была доставлена на Венецианскую биеннале.

Вдохновленный Дворцом Аурити, Массимилиано Джони собирает в своем «Энциклопедическом дворце» не только произведения профессиональных и «наивных» художников, художников-изгоев, но и образцы декоративно-прикладного искусства различных традиционны культур, видеоарт и естественнонаучные фильмы, настоящие ритуальные и дизайнерские объекты, артефакты, которые можно отнести к курьезам, как, например, рисунки, сделанные в середине XIX века аборигенами Соломоновых островов, впервые взявшими в руки карандаш. Среди участников Основного проекта и люди, не оставившие после себя ничего, что можно было бы даже при очень большом желании отнести к визуальным искусствам, но довольно заметным в пространстве культуры – например, Роже Кайуа (1913-1978), философ, эссеист, переводчик, представлен на выставке своей коллекцией камней. А вот Павел Альтхамер впустил под своды Арсенала венецианцев – инсталляция, составленная из скульптурных изображений реальных горожан, где лица и руки выполнены гипперреалистично, в то время как формы отсутствующих тел сохраняют в своей памяти лишь лоскуты готовых вот-вот исчезнуть одежд. Есть здесь и всевозможные архивы, порой довольно своеобразные, к каковым можно отнести и инсталляцию из «найденных объектов» Оливера Кроу и Оливера Элсера, выставленную в Центральном павильоне. Она состоит из 387 макетов самых разнообразных архитектурных сооружений – домиков, церквей, бензоколонок, магазинов и проч., которые клеил скромный страховой агент Петер Фритц. Эти макеты в 1993 году, уже после смерти их создателя, художники обнаружили в маленьком антикварном магазинчике. Легендарный дуэт швейцарских художников Петера Фишли и Дэвида Вайса в инсталляции «Suddenly this overview» (около 250 небольших скульптур из необожженной глины, каждая из которых в духе дневниковых записей представляет какое-то, по первому впечатлению, произвольно выбранное, реальнее или воображаемое событие, понятие, фразу, объект) являют тоже в своем роде «архив», только юмористический, достижений человеческой цивилизации.

Перечисление любительских, профессиональных, полупрофессиональных, вообще не претендующих на статус искусства экспонатов можно длить и длить – в Основном проекте участвуют около 150 авторов из 38 стран, а энциклопедический подход снимает вопрос иерархии. И поскольку, по признанию самого куратора, выставка «посвящена воображению и внутренним образам, тем проекциям, которые мы носим в своей голове», то здесь значимы все проговаривания. В своем роде иллюстрацией к этой установке куратора является экспонат, с которого начинается экспозиция в Центральном павильоне и который не менее концептуально важен, чем Башня Аурити в Арсенале, – это «Красная книга» Карла Густава Юнга, манускрипт, созданный им в период между 1914 и 1930 годами и насчитывающий 205 страниц, некоторые из которых проиллюстрированы автором. Она содержит записи Юнга о «столкновении с бессознательным». Карл Юнг скрывал манускрипт от мира (включая и семью), считая при этом наиболее важным своим трудом. И действительно «Красную книгу» можно назвать «первичным бульоном», из которого родилась система психолога, она была источником тех идей, благодаря которым Юнг известен сегодня – коллективное бессознательное, архетипы, индивидуация.

Массимилиано Джони, включая «Красную книгу» в экспозицию, ставит под вопрос границу между искусством и знанием. Акцентируя внимание на воображаемых мирах, куратор утверждает их важность в процессе познания мира и человека. Собственно, в очередной раз здесь опосредованно поднимается вопрос о роли художника и искусства, отданного в современном мире на откуп индустрии развлечения и бизнеса. Искусство – есть знание, - утверждает Джони своим проектом, основываясь на утопиях мечтателей и перекликающихся с идеями Юнга о бессознательном попытках художников выйти за границы «искусства» в надежде достичь духовной реальности за пределами физического мира. Возводя свой «дворец», Джони обращается к этимологии слова «энциклопедия» — от др.-греч. ἐγκύκλιος παιδεία — «обучение в полном круге», расширяя пространство диалога за счет образов, которыми нас щедро одаривает визуальная культура в целом (а не только искусство). Привлекая же к участию «непрофессионалов» и, согласно энциклопедическому принципу, уравнивая их со «звездами», он выступает против современной ситуации, где для всего определены место и цена, искусство опутано паутиной экономических и спекулятивно-эстетических механизмов распространения, а включая в экспозицию в изрядном количестве работы авторов уже почивших, утверждает несущественность факторов актуальности и новизны.

Собственно, Массимилиано Джони покушается на все то, на чем базируется современная система искусства. Удастся ли в результате искусству совершить разрыв с существующими моделями мышления? И таким образом действительно оказывать влияние на ситуацию, став знанием. Похоже, и сам Джони в этом сомневается, признаваясь в одном из интервью: «Совершенно определено, мечта, которая легла в основу «Энциклопедического дворца» Марино Аурити, напоминает те ожидания, которые и мы связываем с программами биеннале. Поэтому взять этот проект за отправную точку и признать, что он никогда не был завершен, означает признать, что ожиданию увидеть в биеннале воплощение мирового знания не суждено сбыться».

 

Лия Адашевская

Полностью материал опубликован в журнале "Диалог искусств" №4, 2013

Комментарии

 

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если Вы еще не зарегистрированы.

 
  
       
События
Критика
Проекты
Книжная полка
КультМедиа
Мастерская художника
Арт Трэвел
 

Artproject. г. Москва, ул. Крымский Вал д.8 стр 2 тел.: +7 499 230 37 39
© Copyright 2009-2016 Материалы и фотографии разрешается использовать только со ссылкой наwww.fondartproject.ru

follow artproject on:

Разработка сайта www.krable.com